ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ 02.07.2020 г.

ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ 02.07.2020 г.

«Благо» приблизили к покупке обанкротившегося воронежского маслозавода (источник: портал Abireg.ru/ https://abireg.ru/)

Арбитражный суд Воронежской области обязал местное управление Росреестра погасить записи об аресте активов обанкротившегося ООО «Завод растительных масел «Эртильский», мешающие их приобретению в собственность группой компаний «Благо» питерского бизнесмена Аркадия Фосмана. Это следует из документов суда.

Такое решение суд принял при рассмотрении заявления самого маслозавода. Предприятие просило суд признать незаконным отказ Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Воронежской области в погашении записи об аресте семи зданий общей площадью почти 8,5 тыс. кв. м, расположенных в городе Эртиль, на улицах Феоктистова и Целинная. После полугодового разбирательства суд удовлетворил требование «Эртильского» и обязал Росреестр убрать записи об аресте недвижимости. Мотивировочная часть решения пока не опубликована.

Арест на семь зданий был наложен в рамках уголовного дела бывшего генерального директора завода Салиха Конакова, признанного виновным в возмещении почти 75 млн рублей НДС, а также получении обманом субсидии местного агродепартамента в 1,5 млн рублей и кредита в 475 млн рублей в «Россельхозбанке» (три эпизода по ч. 4 ст. 159 УК РФ и один эпизод по ч. 1 ст. 176 УК РФ). По решению суда, предприниматель получил 4,5 года тюрьмы, а ограничения в использовании недвижимости были сохранены для удовлетворения интересов потерпевших.

В процессе расследования уголовного дела «Эртильский» обанкротился, его активы сдали в аренду группе компаний «Благо» Аркадия Фосмана. Конкурсный управляющий маслозавода Марина Осипова выставила имущественный комплекс на торги, которые были отменены по требованию прокуратуры. Впоследствии для доведения активов до продажи предпринимались попытки оспорить арест, но все они оказались безрезультатны.

Компания ООО «Благо-юг» арендует активы «Эртильского» с марта 2018 года за 2 млн рублей в месяц. После неудачных попыток снять ограничения основной кредитор маслозавода «Россельхозбанк» уступил арендатору долг в 2,3 млрд рублей. Структура «Благо» пообещала воронежским властям модернизировать предприятие, параллельно пытаясь взыскать с него 272 млн рублей убытков.

2020/21 — чего аграрии ждут от нового сезона (источник: портал Агроинвестор / https://www.agroinvestor.ru/)

В агросекторе начался новый сезон. Участники рынка рассказали «Агроинвестору», как для них сложился прошедший сельхозгод и какие надежды и опасения они связывают с 2020/21-м.

Для «Агрокомплекса» им. Н. Ткачева сезон-2019/20 стал успешным: по всем показателям наблюдался рост, в частности, по объемам производства, продаж и выручке, рассказывает гендиректор холдинга Евгений Хворостина. «В новом сельхозгоду мы ожидаем снижения урожайности зерновых, что, однако, будет компенсировано высоким объемом производства пропашных агрокультур — их состояние сейчас хорошее. Цены на нашу продукцию достаточно высокие, что для нас является положительным фактором», — говорит он.

Из рисков, которые могут отрицательно сказаться на бизнесе в наступившем сельхозгоду, Хворостина отмечает вводимые государством ограничения экспорта. «Так, был запрещен экспорта риса, в июне мы не могли его продать, а значит в новый сезон войдем с более высокими остатками, чем планировали», — отмечает топ-менеджер. 

Для холдинга «Продимекс» прошедший сельхозгод был хорош в плане производственных показателей как агропредприятий, так и сахарных заводов, были поставлены новые рекорды по урожайности сахарной свеклы, сроку и объему ее переработки на некоторых заводах группы, делится представитель компании. «К сожалению, в финансовом плане похвастаться нечем из-за беспрецедентно низкой цены на сахар на внутреннем рынке», — добавляет он. Также с начала 2020 года «Продимекс» экспортировал уже около 250 тыс. т сахара и расширил географию поставок вплоть до экзотических Того и Гвинеи, а также Израиля и Монголии. Но делается это, в первую очередь, для вывоза части «лишнего» товара за пределы страны, а не для получения прибыли, поясняет представитель холдинга.

«Говорить о прогнозах по урожайности и качеству сырья еще рано, но сокращение посевов, а также пересевы в ряде регионов отрицательно скажутся на объемах производства сахарной свеклы в России, — отмечает представитель холдинга. — Несмотря на возможное снижение выработки сахара и рост объемов экспорта, российский рынок останется профицитным по этому продукту, а значит достойной цены на него опять не будет, и отрасль не получит прибыли». Тем не менее в целом, «Продимекс» крепко стоит на ногах, и в новом сезоне его бизнесу ничего не угрожает, а вот для небольших производителей сезон-2020/21 может стать серьезным испытанием, считает представитель компании.

Леонид Мудров, директор компании «Бутурлинское зерно» (Нижегородская область)

Прошедший сезон по прибыльности и рентабельности стал для нас одним из лучших за последние 10 лет. На продукцию растениеводства были высокие цены: при себестоимости производства зерновых в среднем в 6 тыс. руб./т средняя цена реализации составляла около 13 тыс. руб./т. В итоге мы смогли инвестировать в технику, благодаря чему значительно увеличили объем и качество заготавливаемых кормов, а также другой растениеводческой продукции. Цена на молоко компанию тоже устраивает, хотя сейчас она несколько упала для большинства производителей, однако у «Бутурлинского зерна» осталась стабильной, благодаря заключенному годовому договору на реализацию с фиксированной стоимостью. Полученная прибыль от животноводства и растениеводства позволила нам начать строительство животноводческого комплекса на 1056 коров дойного стада полностью за счет оборотных средств.

Мудров рассчитывает, что в сезоне-2020/21 средние цены на зерно останутся такими же, как и в завершившемся сельхозгоду. «Кроме того, в этом году мы вложились в удобрения, закупив их на 20% больше, чем в прошлом и планируем получить более высокую урожайность. Если в 2019-м по зерновым и зернобобовым в нашем хозяйстве она составила в среднем 47 ц/га, то в этом году хотим выйти на 50 ц/га», — добавляет руководитель.

Также он надеется, что в новом сезоне государство не будет ужесточать регулирование зернового рынка. Компания продает зерно на внутреннем рынке, поскольку находится далеко от портов, однако если производители, которые традиционно вывозят зерно в другие страны, не смогут его туда отгрузить, внутри страны усилится конкуренция, что приведет к падению цен, рассуждает Мудров. «Кроме того, есть риск, связанный со второй волной пандемии COVID-19, из-за которой может упасть платежеспособный спрос», — добавляет он.

Гендиректор агрофирмы «Прогресс» (Краснодарский край) Александр Неженец связывает главные опасения нового сезона с неожиданно принимаемыми государством решениями, которые касаются аграрного сектора, например, такими как запрет экспорта подсолнечника. «Мы чувствуем себя гораздо лучше, когда нам не мешают», — говорит он. Сейчас агрофирма убирает ячмень, заготавливает сенаж, готовится к сбору рапса и пшеницы. «Цены на нашу продукцию на старте нового сезона выше, чем были в уходящем. И с учетом того, что все технические и технологические средства были закуплены по старому курсу рубля, полагаем, что в новом сезоне мы получим более высокую прибыль, чем в 2019/20-м», — комментирует Неженец.

Татьяна Губина, член совета директоров холдинга «Малино»:

В сезоне-2019/20 предприятия нашего холдинга продолжали совершенствовать технологию производства и работать над качеством продукции. Однако прошедший сельхозгод был для компании не очень благоприятным по части цен. Мы недополучили плановую выручку, а ведь от нее напрямую зависит, сколько средств мы можем вложить в развитие. Цена на картофель и овощи открытого грунта была несправедливо низкой, что, как мы считаем, было связано и с профицитом продукции, и с ценовой политикой торговых сетей.

По словам Губиной, один из рисков, с которым агрохолдинг может столкнуться в этом сезоне — это дефицит рабочей силы из-за того, что иностранных рабочих в Россию пока не пускают, а жители России в сельское хозяйство не идут. «Конечно, ряд технологических операций можно было бы автоматизировать, однако для этого нужна специальная техника, которую из-за слишком низких цен в сезоне-2019/20 мы себе позволить не можем», — сетует она. Еще один вызов — погодные условия. В Московской области, где расположены посадки «Малино», почва переувлажнена. «Однако мы надеемся, что дожди закончатся, и в итоге мы соберем хороший урожай. Кроме того, мы рассчитываем, что ценообразование в новом сезоне будет лучше для сельхозпроизводителей, что позволит успешно развиваться дальше», — добавляет Губина.  

Гендиректор «Тверской агропромышленной компании» Сергей Конаныхин рассказывает, что осенью прошлого года в регионе был объявлен режим ЧС: с середины сентября больше месяца ежедневно шли дожди, из-за чего предприятие не смогло убрать весь лен и картофель. «Это отрицательно повлияло на нашу доходность, поэтому год мы закончили без прибыли, даже с небольшим убытком. Тем не менее, под урожай-2020 мы посеяли все по плану — 0,5 тыс. га картофеля и 2,7 тыс. га льна», — уточняет он. 

По словам Конаныхина, основной риск нового сезона — большая волатильность рынка: непонятно, по каким ценам получится продать продукцию осенью. «Льноволокно, которое мы производим, является сырьем для текстильных комбинатов, в частности, его закупают производители текстиля для сетей Zara и Ikea, однако до недавнего времени они были закрыты для покупателей, также не работали производства, поставляющие в них текстиль. Поэтому мы находимся в напряженном ожидании полного снятия ограничений», — делится руководитель.

А вот на картофель в новом сезоне спрос будет точно, продолжает Конаныхин. Поскольку в некоторых регионах май был холодным, урожай окажется не очень высоким, а значит цена будет несколько выше, чем в прошлом сезоне. «Также стоимость картофеля может вырасти из-за девальвации рубля: производителям пришлось потратить на комплектующие, удобрения и СЗР больше, чем они рассчитывали, однако этот фактор все же меньше влияет на цену, чем соотношение спроса и предложения», — заключает он.

«Цена китайского контракта и есть то самое "ценовое дно"». Глава «Уралкалия» Дмитрий Осипов о последствиях пандемии и конъюнктуре рынка удобрений (источник: портал Коммерсантъ / https://www.kommersant.ru/)

Хотя еще недавно казалось, что сегмент минудобрений кризис может обойти стороной, эксперты уже ожидают падения по итогам 2020 года. Между тем калийный рынок в последние годы и без того остается в низкой фазе цикла на фоне ввода новых мощностей. Как изменила картину пандемия, далеко ли еще до ценового дна и насколько придется корректировать инвестпрограмму, “Ъ” рассказал гендиректор «Уралкалия» Дмитрий Осипов.

— Как пандемия повлияла на спрос и цены на калий в мире?

— В каждом регионе своя ситуация, но она не связана с пандемией. Очень быстро развивается внутренний российский рынок — около 10% в год, так как есть поддержка государства. В этом году в России мы рассчитываем продать около 2,7 млн тонн калия производителям сложных минеральных удобрений, нефтяникам, а также для прямого внесения. Сейчас это наш основной рынок сбыта.

В то же время Бразилия, например, живет своей жизнью, цены на сельхозпродукцию там высокие, соответственно, растет и потребление удобрений. С прошлого года есть определенные проблемы с Индонезией и Малайзией, где упали цены на пальмовое масло. Надеемся, что они восстановятся и спрос будет более сбалансированным. Но пока ситуация там остается довольно сложной, хотя в Азии есть и другие потребители — Бангладеш, Вьетнам и т. д.

На крупнейшем рынке — Китае — цену на уровне $220 за тонну задали наши бывшие партнеры по трейдингу из Белоруссии, что мы считаем слишком низким уровнем. Она могла бы быть на $10–20 выше.

— Можно ли считать текущую цену китайского контракта в $220 за тонну ценовым дном? Есть ли производители, которые ее не смогут выдержать?

— С учетом специфики отрасли и объемов инвестиций, которые производители направляют на развитие мощностей, они заинтересованы в том, чтобы так называемое ценовое дно было как можно выше. К сожалению, в текущих рыночных условиях приходится констатировать, что текущая цена китайского контракта и есть то самое «ценовое дно». И да, есть компании в калийной отрасли, для которых цена в $220 за тонну критична, не буду их называть.

— Вы не будете заключать контракт с Китаем в этом году?

— Мы ведем переговоры. У нас есть товар, который мы завезли в Китай в конце 2019 года, но тогда не было контракта. Китайские потребители его не выкупили. В 2020 году мы этот объем и продадим.

— Насколько велик запас?

— Несколько сотен тысяч тонн. Несмотря на отсутствие контракта на морские поставки, мы не останавливали отгрузки по железной дороге. А это около 1 млн тонн, которые уйдут в любом случае. Причем 800 тыс. тонн из этого объема мы уже продали.

— Вы не первый раз отказываетесь заключать контракт с Китаем в его традиционном понимании, хотя раньше это был принципиальный вопрос. «Уралкалий» больше не видит в контракте смысла?

— Действительно, сейчас калийная индустрия внутри себя обсуждает, насколько вообще необходимы долгосрочные контракты. И, возможно, ситуация поменяется.

— Ожидаете ли вы роста цены на калий на крупнейших рынках в этом году?

— Предпосылки есть. Мы думаем, что в 2020 году мировое потребление калия вырастет до 65–66 млн тонн. Если судить по Бразилии, где основные покупатели калия расположены в небольших городах, то сейчас в стране будет пик спроса, и мы полагаем, что цена пойдет вверх.

Если же заглядывать вперед, то спрос будет в любом случае расти на 1,5–2% в год, так как растет численность населения, меняются привычки, люди едят больше мяса, а это означает, что необходимо развивать мясное производство, обеспечивая полноценное кормление животных, чтобы повысить их продуктивность.

Большой потенциал мы видим в Африке, где создали компанию, и в 2020 году поставили туда совместно с «Уралхимом» (которым владеет Дмитрий Мазепин) около 350 тыс. тонн удобрений.

— Может ли цена вернуться к значениям до разрыва отношений с БКК (трейдер «Беларуськалия»)?

— Калийная отрасль восстанавливается довольно быстро. Если говорить про уровень в $500, то, наверное, в ближайшее время такого не будет, но мы уже продавали в Бразилию продукцию по $340–350 за тонну в начале 2019 года.

— Вы почти на треть сократили инвестпрограмму. Будете отказываться от каких-то проектов или сдвигать сроки их реализации?

— Все наши инвестпроекты связаны со строительством рудников, и здесь мы ни от чего не отказываемся и не снижаем темпы работы.

Прежде всего, это Усть-Яйва (запланированная мощность — 2,8 млн тонн калия в год.— “Ъ”). На этом участке мы прошли стволы и активно ведем строительство наземного комплекса. Усть-Яйва, которую мы планируем запустить в 2022 году, для нас приоритет номер один. Помимо этого, мы проходим четвертый ствол на рудоуправлении СКРУ-3, где планируется дополнительно производить 600 тыс. тонн готовой продукции.

Основное снижение инвестпрограммы будет за счет СКРУ-2, где мы ведем строительство стволов, но пока не начинаем создание наземного комплекса, хотя готовы приступить к нему в любой момент, когда будет более позитивная ситуация на рынке. Никакой спешки нет, потому что даже текущие мощности позволяют сохранить нашу долю рынка и мы имеем большой запас.

Конечно, есть и другие проекты, но они небольшие по нашим меркам. Например, по просьбе химиков для электролиза мы запустили производство 99% белого галургического пеллетированного хлоркалия. Потребителям был нужен максимально чистый продукт с минимальным количеством антислеживателя. В таком варианте калийный порошок не довезти даже до ближайшего логистического пункта, получится один большой камень. Так что мы подумали над предложением, и в результате получился новый продукт, похожий на белые твердые пельмешки. Его уже протестировали и одобрили для производства.

— На чем еще вы можете сэкономить?

— Логистика является одним из ключевых моментов для обеспечения управляемости и гибкости. А собственный терминал — безусловно, прибыльный бизнес, и даже большие первоначальные инвестиции в десятки миллионов долларов в его строительство окупаются относительно быстро.

В России основной объем экспорта «Уралкалия» идет через собственный терминал в Петербурге — Балтийский балкерный терминал. Там мы при номинальной мощности в 5 млн тонн после реконструкции переваливаем почти 8 млн тонн в год, и есть планы по дальнейшему расширению, сейчас мы обсуждаем инвестиции в это направление. Собственный парк железнодорожных вагонов, а у нас их около 8 тыс. единиц, тоже значительно облегчает нам решение логистических задач.

Параллельно мы находимся в завершающей стадии обсуждения по участию в проекте компании «Ультрамар» в порту Усть-Луга, где создается крупный хаб по перевалке удобрений и где будет работать большинство крупных производителей удобрений в России, что может дать серьезный синергетический эффект за счет концентрации различных продуктов на одном терминале. При этом планируется, что мы не будем входить в проект как соучредители порта, а получим долгосрочный контракт на перевалку.

— Вы начали создавать сеть иностранных портовых терминалов. Что сейчас с планами по ее расширению, например, в Бразилии, где бывают проблемы с разгрузкой?

— В Бразилии, действительно, иногда бывают проблемы со скоростью выгрузки сухогрузов. Терминал, через который мы переваливаем около 350 тыс. тонн в год, функционирует нормально. Но нецелесообразно расширять мощности до тех 2 млн тонн, которые мы продаем в Бразилию, в рамках одного объекта инфраструктуры. Нужно несколько терминалов в разных местах. Поэтому мы заинтересованы в терминалах, расположенных и в других областях страны, так что рассматриваем варианты.

— В каких еще странах рассматриваете строительство разгрузочных терминалов

— В Африке, потому что это большой перспективный рынок сбыта.

— Все объемы компании идут морем?

— В Китай 1 млн тонн калия отгружаем по железной дороге. Это традиционный канал сбыта, у нас хорошие отношения с покупателями на северо-востоке страны, где специально под нас сделан терминал.

— На какой объем производства рассчитываете в этом году?

— 11 млн тонн при мощности в 12 млн тонн. Но окончательная цифра будет зависеть от рыночной конъюнктуры.

— То есть сейчас вы и другие производители придерживаетесь формулы «продавать меньше, но дороже»?

— Нет, такую задачу мы не ставим. Нужно ответственно подходить к соблюдению баланса на рынке. Однако имеет смысл в период низких цен, например, проводить необходимые ремонты на производстве. Так поступает большинство участников рынка в мире.

Инвестирование в расширение мощностей и их поддержание не имеет смысла, если потом все свои запасы продавать по минимальной цене, которая такие инвестиции не учитывает. Ведь особенность нашего бизнеса в том, что для того, чтобы иметь высокую рентабельность по EBITDA и окупаемость конкретного проекта, надо сначала инвестировать в него в течение 10–12 лет. И это притом, что в России довольно низкая себестоимость производства калия. К тому же всегда существуют геологические, проектные, финансовые и другие риски, угрозы задержки строительства.

— Что сейчас происходит на руднике СКРУ-2, затопленном в 2014 году?

— Этот рудник мы спасли от неуправляемого затопления и еще пять лет добывали там руду для закладки. Сейчас руда закончилась, и теперь рудник ждет, когда будет закончена закладка, а дальше начнется процесс плановой ликвидации. В соответствии с планом мероприятий по безопасности рудников, закладка будет продолжаться в течение семи-восьми лет. Средний приток там около 30 кубометров в час, в 2018 году он был в десятки раз больше.

Также мы построили третью перемычку между СКРУ-2 и соседним СКРУ-1, и это настоящий инженерный шедевр. Мы сами занимались укреплением и вели тампонаж, но одновременно нашли немецкого подрядчика, у которого есть опыт проектирования подобных объектов. Инжиниринговая компания провела исследования породного массива, после чего «Уралкалий» построил там сооружение длиной 65 м. Вышло действительно красиво и надежно.

— Недавно свой калийный проект запустил «Еврохим», продолжается строительство рудников «Акрона» Вячеслава Кантора и «Славкалия» Михаила Гуцериева. Вы видите в них конкурентную угрозу?

— Частично продукция «Еврохима» ушла на их собственные заводы, остальное на рынок. Наши поставки в их адрес снизились. Но в то же время увеличили закупки другие потребители, так что даже с выпадением «Невинномысска» (завод по производству сложных удобрений «Еврохима») в целом мы видим рост спроса на нашу продукцию.

— За счет чего?

— Сельхозпроизводители стали вносить больше удобрений, стали использовать больше техники и применять научный подход и качественные семена. В большинстве регионов России очень хорошо развивается агропромышленный сектор. Фермеры используют средства защиты растений, вовремя и правильно вносят удобрения.

— В первом квартале ваши финансовые результаты упали. Какой динамики вы ожидаете до конца года?

— В начале года у «Уралкалия» не было контрактов с одними из крупнейших потребителей — Индией и Китаем. С индийскими импортерами мы подписали соглашение. В перспективе надеемся на улучшение конъюнктуры, рассчитываем на повышение цены в Бразилии. Обычно мы не даем прогнозы по своей операционной деятельности, полугодовые показатели по МСФО планируем раскрыть в августе.

— Какой курс рубля у вас заложен в бюджет 2020 года?

— Мы планируем исходя из курса в 70 рублей за доллар. За счет экспорта наши основные доходы — в иностранной валюте, что нам на руку, а затраты в долларах и евро на оплату услуг иностранных подрядчиков в общем объеме не очень большие, основные платежи у нас в рублях.

— Но у вас есть большие кредиты в долларах и евро. Вы сможете их обслуживать?

— В этом году мы привлекли $1,1 млрд и закрыли все вопросы с погашением долгов до конца года. Мы должны были отдать $1,5 млрд. Еще в марте мы разместили рублевые облигации под 6,85%. Это означает, что нашим кредиторам понятна ситуация в компании и они в нас верят.

— Какой дальнейший график погашений? Есть какой-то пиковый год по возврату долгов?

— Нет, у нас равномерный график. В 2021 году мы должны вернуть $1,2 млрд и в следующие периоды тоже около $1 млрд плюс.

— Больше в этом году вы не собираетесь привлекать средств?

— Нет, у нас достаточно средств на финансирование инвестпрограммы, на которую в 2020 году нам потребуется $400 млн.

— Насколько активно ваши акционеры Дмитрий Мазепин и Дмитрий Лобяк участвуют в работе компаний?

— Оба акционера участвуют на уровне совета директоров и активно вовлечены в деятельность «Уралкалия», в формирование стратегии развития. Я часто с ними общаюсь, они знают обо всем, что происходит в компании.

— Возможна ли синергия с «Уралхимом» и рассматривается ли вопрос о полном объединении?

— Пока такого решения не принято, но мы очень активно взаимодействуем. Например, по трейдингу формируем пакетные предложения: в одно судно грузим и калий, и азот, и фосфор, что удобнее и дешевле для нас и потребителя, которому при получении в одной точке только остается заняться блендингом. На совместной логистике мы экономим миллионы долларов. Помимо этого, у нас с «Уралхимом» много других совместных проектов.

— А есть ли вариант вернуться к совместному трейдингу с «Беларуськалием»?

— За последние семь лет обе компании научились работать самостоятельно и реализуют собственные стратегии работы на рынках. И все к этому привыкли. «Уралкалий» такое положение дел вполне устраивает.

— Все-таки такие обсуждения ведутся?

— Нет, сейчас ничего подобного не обсуждается.

— Рассматриваете ли возвращение бумаг «Уралкалия» на биржу?

— С 2015 года «Уралкалий» неоднократно предупреждал своих акционеров о том, что выкупы акций могут привести в том числе к понижению уровня листинга, снижению ликвидности и, наконец, прекращению торгов. Так и произошло. В декабре 2015 года «Уралкалий» ушел с Лондонской фондовой биржи, с 20 сентября 2019 года остановлены торги в Москве. Компания всегда была последовательна в своих действиях, они осуществлялись в соответствии с требованиями законодательства, были максимально прозрачны и комментировались публично.

Что касается дальнейших планов, это вопрос к акционерам. У каждой компании свои мотивы — присутствовать на бирже или нет. Мы готовы работать в любых условиях. Если акции «Уралкалия» будут торговаться на биржах, я, как гендиректор, готов общаться с инвесторами, проводить конференц-колы, тем более что опыт работы в таких условиях и у меня, и у менеджмента есть.

— «Уралкалию» нужна господдержка? Вы обращались в правительство?

— В нашей отрасли реализуется несколько специальных инвестиционных контрактов, на «Уралкалий» приходится три. Да, мы вместе с другими химиками весной обращались в правительство с просьбой продлить сроки действия СПИКов, которые заключили, по Усть-Яйве и СКРУ-2, так как сейчас не самая лучшая конъюнктура. При этом мы все равно инвестируем деньги в проекты, подрядчики работают и там, и там. Сейчас в федеральных органах власти активно обсуждается продление СПИКов.

Кроме того, мы заключили соглашение о корпоративной программе повышения конкурентоспособности и ожидаем в ближайшее время принятия нормативной базы для закона о защите и поощрении капиталовложений.

— Как на работе компании отразилась пандемия, вызванные ею ограничения и кризис?

— На текущей деятельности почти не сказалось. Компания работает на максимальных оборотах, производство остается стабильным, трудностей мы не испытываем. Чтобы обеспечить безопасность в условиях эпидемии, закупили миллионы перчаток, масок и десятки тонн антисептика. В середине марта с этим были определенные проблемы, но мы их решили, в том числе помогли партнеры из Китая. Естественно, поставили везде диспенсеры, датчики измерения температуры, протестировали сотни человек. В нашем основном регионе работы, Березниках Пермского края, профинансировали приобретение десяти аппаратов ИВЛ, оплатили закупку медицинских препаратов.

— Много сотрудников вы смогли перевести на удаленный режим?

— Около 3 тыс. человек из 20 тыс. персонала группы. Если считать, что речь идет в основном об управляющем персонале, то это очень большой процент. Сейчас часть сотрудников уже вернулась к работе в офисах, часть остается на удаленном режиме работы.

— Это большая экономия?

— Сейчас это прежде всего вопрос обеспечения безопасности сотрудников. В перспективе, когда, надеюсь, пандемия завершится — это возможность экономии. Но пока точного решения нет, изучаем опыт IT-компаний, общаемся с теми, кто уже работает в таком режиме, анализируем плюсы и минусы. Когда человек совсем отрезан от социума, в ряде случаев могут возникать определенные психологические сложности, например, он слабо ассоциирует себя с компанией. После снятия ограничений будем обсуждать возможность введения режима постоянной удаленной работы для части сотрудников, соблюдая баланс между обеспечением комфортных условий работы для персонала и сохранением или повышением эффективности его работы.

— Насколько вирус осложнил переговоры с потребителями?

— Никаких осложнений не возникло. Мы смогли оперативно перейти на онлайн-общение, где обсуждали не только бизнес-вопросы, но и обменивались информацией о противодействии распространению пандемии. Например, когда пандемия только начала набирать обороты, наши партнеры из Китая провели для нас в формате видеоконференции презентацию, где поделились своим опытом организации работы в условиях COVID-19.

У нас есть еще поставщики и подрядчики из Германии и Швеции, с которыми мы проводили онлайн-переговоры, причем очень успешно. Используем корпоративные онлайн-сервисы. Это очень удобно, мы достаточно быстро научились и с их помощью проводить совещания. К тому же у нас и до этого был большой опыт с учетом того, что компания представлена в десяти локациях по всему миру. В России, помимо Березников и Соликамска, где у нас расположены основные производственные площадки, есть офисы в Москве, Санкт-Петербурге и в Перми.

— Другие химики жалуются на дефицит кадров. Вам тоже не хватает сотрудников?

— Периодически действительно был дефицит, но сейчас мы его не испытываем. У нас есть корпоративный университет, где тысячи людей проходят переобучение. Там, например, мы готовим машинистов горных выемочных машин (ГВМ), так как был период, когда их не хватало. Сейчас стоит очередь из специалистов, поскольку машинист ГВМ — профессия высокооплачиваемая. В целом в тех городах, где мы работаем — Березники и Соликамск,— на 144 тыс. человек работоспособного населения — нулевая безработица с учетом, что это промышленный центр, где расположены мощности «Уралкалия», «Уралхима», «ВСМПО Ависма», Березниковского содового завода и других производителей. Но при этом наблюдается естественная убыль населения и не всегда есть специалисты на конкретную должность.

Осипов Дмитрий Васильевич

Личное дело

Дмитрий Осипов родился 29 апреля 1966 года в Горьком (сейчас — Нижний Новгород). В 1990 году окончил факультет радиофизики и кибернетики Горьковского государственного университета. Карьеру начинал в Институте прикладной физики Академии наук СССР, затем ушел в бизнес. До конца 1990-х годов занимал различные должности в нижегородских компаниях. С середины 1990-х годов занимал высшие руководящие посты в крупных химических компаниях, в том числе ОАО «Химпром» и ОАО «Сибур-Химпром». С 2005 по 2007 год — генеральный директор ОАО «Кирово-Чепецкий химический комбинат» (входит в ОАО «ОХК "Уралхим"»). С 2007 по 2011 год возглавлял «Уралхим». Является членом совета и членом финансового комитета Международной ассоциации производителей удобрений (International Fertilizer Association, IFA). С 2007 по 2013 год был членом совета директоров «Уралхима», в 2016 году снова получил там место, с 2011 по 2013 год — заместитель председателя совета директоров компании. В 2013 году перешел на пост гендиректора ПАО «Уралкалий».

ПАО «Уралкалий»

Company profile

«Уралкалий» — один из ведущих мировых производителей калия. Производственные мощности (включают пять рудников, шесть калийных фабрик и одну карналлитовую фабрику) расположены в городах Березники и Соликамск (Пермский край) на территории Верхнекамского месторождения калийно-магниевых солей, занимающего второе место в мире по запасам руды. Объем производства «Уралкалия» в 2019 году снизился на 3%, до 11,1 млн тонн калия. Чистая прибыль по МСФО по итогам 2019 года составила 78,2 млрд руб. против убытка в размере 8,8 млрд руб. годом ранее. Выручка увеличилась на 3,8%, до 180,2 млрд руб., EBITDA — на 10,7%, до 102,3 млрд руб. Рентабельность по EBITDA (к чистой выручке) компании в прошлом году составила 67% против 64% годом ранее. Основные акционеры — «Уралхим» Дмитрия Мазепина и Rinsoco Trading Дмитрия Лобяка.

Кредиторы ТПК «Кубань» требуют отстранить управляющего (источник: портал Зерно Он-Лайн / https://www.zol.ru/)

Кредиторы ООО «Торгово-промышленная компания “Кубань”» (ТПК «Кубань») намерены провести собрание, где первым вопросом повестки будет принятие решения об обращении в Арбитражный суд с ходатайством об отстранении конкурсного управляющего общества Дмитрия Олейника. Также планируется выбор кандидатуры арбитражного управляющего ТПК «Кубань» или саморегулируемой организации, из числа членов которой должен быть утвержден арбитражный управляющий, сообщается в материалах ЕФРСБ. Кроме того, планируется рассмотрение досрочного прекращения полномочий комитета кредиторов и об образовании нового состава комитета.

ООО «Торгово-промышленная компания ”Кубань“» признано банкротом в апреле 2017 года по иску ООО «Агра-Кубань». На момент подачи иска долг перед обществом составлял 618 млн руб. По данным системы «СПАРК-Интерфакс», ООО ТПК «Кубань» зарегистрировано в станице Пластуновской Динского района в 2005 году. Стопроцентным собственником предприятия выступает Касим Магомедов. Основной вид деятельности: производство нерафинированных растительных масел и их фракций.

С 1 июля в России действует ограничительный порядок вывоза семян подсолнечника (источник: портал Зерно Он-Лайн / https://www.zol.ru/)

1 июля вступило в силу Решение Коллегии ЕЭК №78, согласно которому вводится разрешительный порядок вывоза семян подсолнечника с таможенной территории Евразийского экономического союза. Разрешительный порядок будет действовать до 31 августа 2020 года. По словам министра по торговле ЕЭК Андрея Слепнева, данное решение продиктовано необходимостью обеспечить продовольственную безопасность на фоне коронавируса и не допустить образование дефицита.

«Данная мера будет способствовать загрузке имеющихся перерабатывающих мощностей, которые сейчас остро нуждаются в сырье. Невзирая на рекордный урожай подсолнечника, у нас все ещё остаются невостребованные мощности по переработке: по нашей оценке, в этом сезоне их загрузка составит около 80%. Это создаёт высокую конкуренцию за сырьё и стимулирует поддержание высоких закупочных цен на подсолнечник. Таким образом, сельхозтоваропроизводители смогут реализовать урожай по конкурентной цене», – отмечает исполнительный директор Масложирового союза России Михаил Мальцев.

Переработчики масличного сырья ежегодно наращивают производственные мощности. В этом году объем перерабатывающих мощностей составляет 24,9 млн тонн, в 2021 году, по оценке Масложирового союза, объём достигнет 25,5 млн тонн (в 2019 году – 23,4 млн тонн).

«Ограничения по вывозу подсолнечника и рост цен на него, вопреки мнению отдельных экспертов, способствуют увеличению посевных площадей. На начало этого года планы посевной кампании Минсельхоза России по подсолнечнику составляли 8,1 млн га. При этом на 22 июня подсолнечник был посеян на площади 8,3 млн га, или 102,3% к прогнозной площади. В 2019 году подсолнечником планировалось засеять 7,8 млн га, однако по итогам уборочной кампании под этой культурой было занято 8,3 млн га, что на 500 тыс. га выше прогноза. Из этого видно, что у нас стабильно высокие посевные площади под подсолнечником, и в этом году также ожидается, что фактическая площадь будет выше прогнозируемой на 300-500 тыс. га», – добавил Михаил Мальцев.

По его словам, окончание этого сезона характеризуется аномально низкими переходящими запасами подсолнечника, которые способствуют поддержанию цен на высоком уровне. По оценке ИКАР, на начало сезона 2020/2021 запасы подсолнечника составят всего 38 тыс. тонн против 131 тыс. тонн в начале текущего сезона.

Механизм ограничения экспорта, введенный в апреле этого года, уже оказал положительный эффект. Напомним, для того чтобы не допустить массового вывоза семян подсолнечника, на уровне ЕАЭС было принято решение о приостановке экспорта до нового сезона. Данное решение привело к переключению основного потребителя российского подсолнечника – Турции – на подсолнечное масло. Таким образом, отечественные переработчики не только улучшили свои экономические показатели, но и повысили закупочные цены на подсолнечник, которые в этом сезоне побили исторические рекорды.

По оценке Масложирового союза, по данным за май, с начала сезона 2019/2020 гг. экспортировано 2,8 млн тонн подсолнечного масла. Основные страны-импортеры – Китай, Индия, Турция, Египет и Узбекистан. За последние 5 лет вывоз масла за рубеж увеличился в 1,8 раз, что позволило России закрепиться на втором месте в мире по экспорту подсолнечного масла.

«Содружество-Соя» отсудило у РЖД 14 млн руб. за просрочку доставки грузов (источник: портал Зерно Он-Лайн / https://www.zol.ru/)

Арбитражный суд Северо-Западного федерального округа оставил в силе решения первой и апелляционной инстанций, по которым с АО «Российские железные дороги» было взыскано около 14,2 млн руб. пени в пользу ЗАО «Содружество-Соя». Разбирательство длилось с августа 2018 года.

«Содружество» требовало от РЖД 15,9 млн руб. за просрочку доставки грузов в начале 2018 года. Арбитражный суд Калининградской области с учетом перерасчета по установленным правилам перевозок снизил подлежащую взысканию сумму пени, но представители РЖД впоследствии потребовали уменьшить ее еще. Перевозчик ссылался на якобы неправильное применение норм права, что привело к взысканию 6,6 млн руб., необоснованное взыскание 3,6 млн руб. и указывал на отсутствие у «Содружества» негативных последствий просрочки. Однако доводы РЖД поддержаны не были.

  • Компании из группы «Содружество» и РЖД регулярно судятся за просрочку доставки грузов.
  • В мае 2020 года стало известно, что компания Baltic Logistics Company, которой принадлежат российские активы международной группы компаний «Содружество», приняла решение о регистрации в специальном административном районе («калининградском офшоре»).

Названы ТОП-10 ведущих украинских экспортеров сои по итогам 2019 г. (источник: портал Latifundist.com / https://latifundist.com/)

Ведущим экспортером сои из Украины по итогам 2019 г. стала компания «Сантрейд», которая входит в группу компаний Bunge, с долей на рынке 5,5%.

Об этом свидетельствуют данные рейтинга «ТОП-10 украинских экспортеров сои в 2019 году» на Latifundist.com.

В ТОП-10 отечественных экспортеров сои из Украины в отчетном периоде также вошли:

  • «Сантрейд» — 5,5%;
  • «Торговая компания «Агро-Сектор» — 3%;
  • «Каргилл» — 3%;
  • «Адонис Мега Торг» — 2,7%;
  • «Велес-Агро» — 2,3%;
  • «Эко Опт Груп» — 2,3%;
  • «Транспорт-Альфа» — 2,2%;
  • «Береговское ХПП» (входит в состав состав группы компаний «Украинского Аграрного Холдинга») — 1,9%;
  • «ТД Санлайт ПЛЮС» — 1,9%;
  • «Леникс Груп» и «Рамбурс» — 1,8%.

ТОП-10 компаний занимают долю — 27% суммарно от всего рынка экспортированной сои.

Напомним, что Украина по итогам января-мая 2020 г. экспортировала 786,79 тыс. т соевых бобов на $274,85 млн.

G.R. Agro построит 7 новых речных терминалов по перевалке зерна и масличных (источник: портал Latifundist.com / https://latifundist.com/)

Группа компаний G.R. Agro планирует в течении 2-х лет запустить еще 7 речных терминалов по перевалке зерновых и масличных культур. Проектирование комплексов уже на финальной стадии.

Об этом рассказал операционный директор компании Артем Ремпен, пишет Elevatorist.com.

Также, по его словам, в компании в 2021 г. планируют покупку своего флота.

«Помочь выполнить эти амбициозные планы обещает Торонто Доминион Банк — второй по величине банк в Канаде», — отметил Артем Ремпен.

Напомним, что компания G.R. Agro проводит последние подготовительные работы к запуску комплекса по перевалке зерновых и масличных культур с автомобильного на водный транспорт. Комплекс будет работать на Днепре в Верхнеднепровском районе, Днепропетровской области.

Четырем украинским производителям разрешили экспортировать рапсовый шрот в Китай (источник: портал Latifundist.com / https://latifundist.com/)

Китайская Народная Республика приняла перечень украинских производителей рапсового шрота для экспорта на китайский рынок.

Об этом сообщает Госпродпотребслужба.

 В настоящее время внесены четыре мощности по производству рапсового шрота.

«Это решение стало результатом плодотворного сотрудничества обеих сторон, в том числе инспекционной миссии Компетентного органа КНР, которая находилась в Украине в сентябре 2019 г. с целью оценки системы государственного контроля за производством рапсового шрота», — пояснили в ведомстве.

Кроме того, согласно сообщению, 27 ноября 2019 г. был подписан Протокол ветеринарно-санитарных и фитосанитарных требований по экспорту рапсового шрота из Украины в Китайскую Народную Республику между Госпродпотребслужбой и Главным таможенным управлением КНР. Подписание протокола свидетельствовало об официальном открытии китайского рынка для украинского рапсового шрота.

Напомним, что компания «Агролига» уже приступила к уборке озимого рапса на площади в 760 га.

Рентабельность производства подсолнечника в 2019 снизилась до 23,5% (источник: портал АгроПерспектива / http://www.agroperspectiva.com/)

Рентабельность производства семян подсолнечника в 2019 году составила 23,5% против 32,5% в 2018 и против 41,3% в 2017 (в 2016 — 63,0%).

Об этом сообщила Государственная служба статистики.

При этом рентабельность производства семян подсолнечника в фермерских хозяйствах по итогам 2019 года составила 24,7%.

На 36% увеличена в 2020 году площадь под посевы сои - МСХ РК (источник: портал Зерно Он-Лайн / https://www.zol.ru/)

В Казахстане в 2020 году посевная площадь под сою выросла со 139,5 тыс. га до 190 тыс. га, заявило министерство сельского хозяйства (МСХ) РК.

«Посевная площадь (в 2019 году - 139,5 тыс. га (…). По оперативным данным акиматов областей общая площадь сои в 2020 году составляет порядка 190 тыс. га, что на 50,5 тыс. га больше по сравнению с прошлым годом», - ответили на запрос МИА «КазТАГ» в МСХ РК в среду.

Согласно документу, средняя урожайность соевых бобов по республике в 2019 году составила 20,3 ц/га, валовый сбор – 282,1 тыс. тонн.

Средняя цена производителей на соевые бобы в 2019 году в январе составила Т147 523 за тонну, в октябре - Т120 955, в ноябре - Т116 490 и в декабре - Т136 540 за тонну.

В основном, по данным МСХ, соя выращивается в Алматинской и Северо-Казахстанской областях.

В 2020-21 МГ потребление сои в Бразилии превысит 45 млн тонн (источник: портал Казах-ЗЕРНО / https://kazakh-zerno.net/)

Урожай сои в Бразилии в 2020-21 МГ обещает вырасти до 123 млн. тонн, отметили эксперты МСЗ в своем отчете от 25 июня. Месяцем ранее прогноз в отношении производства был скромнее на 1 млн. тонн. В прошлом сезоне местные аграрии собрали со своих полей 119 млн. тонн сои.

Начальные запасы сельхозкультуры в рассматриваемом сезоне равны 1,8 млн. тонн.  В майском отчете оценка была чуть скромнее. В сравнении с показателем 2019-20 МГ прирост составил 0,6 млн. тонн.

Размер предложения сельхозкультуры в государстве в этом МГ также вырос по сравнению с предыдущим сезоном до 125 млн. тонн. Показатель прошлого года был ниже на 5,4 млн. тонн. Ранее прогноз был пессимистичнее на 1 млн. тонн.

Экспортные продажи сои из Бразилии в 2020-21 МГ вырастут на 5 млн. тонн против прошлого года до 78,9 млн. тонн. В мае перспективы оценивались ниже на 0,8 млн. тонн.

Импорт сои в стране в этом году составят 0,2 млн. тонн. В предыдущем сезоне за рубежом было закуплено 0,1 млн. тонн масличной культуры.

Потребление масличной культуры в Бразилии в рассматриваемый период вырастет на 0,6 млн. тонн против показателя прошлого сезона до 45,4 млн. тонн, информирует «КазахЗерно.kz». Прежде эксперты давали аналогичный прогноз.

Объем конечных запасов сои в стране в текущем сезоне снизится на 1,1 млн. тонн с прошлого года до 0,7 млн. тонн. Майские ожидания специалистов были на 0,2 млн. тонн скромнее.

Экспорт сои в Аргентине снизится до 8,7 млн тонн в 2020-21 МГ (источник: портал Казах-ЗЕРНО / https://kazakh-zerno.net/)

В обновленном июньском отчете Международного Совета по Зерну (IGC) урожай сои в Аргентине в 2020-21 маркетинговому году ожидается на уровне 50 млн. тонн. Ранее прогноз был соответствующим. В 2019-20 сезоне производство масличной культуры было равно 55,3 млн. тонн.

Размер начальных запасов сельхозкультуры в стране в рассматриваемом сезоне увеличился на 5,3 млн. тонн. Майский прогноз экспертов был аналогичным. Напомним, показатель 2019-20 года был ниже на 1,5 млн. тонн.

Предложение сои в 2020-21 МГ снизилось до 59,3 млн. тонн по сравнению с показателем прошлого сезона (63 млн. тонн).

Экспорт сои аргентинского происхождения в этом МГ будет снижен до 8,7 млн. тонн, передает «КазахЗерно.kz». Предыдущий прогноз специалистов был скромнее на 0,3 млн. тонн. Напомним, в 2019-20 сезоне за рубеж было продано 10,5 млн. тонн.

Импортные поставки масличной культуры в стране, по последним данным МСЗ, в указанный период незначительно вырастут до 4 млн. тонн.

Объем использования масличной в Аргентине в 2020-21 МГ в последнем отчете оценивается в размере 46,5 млн. тонн. В мае перспективы были скромнее на 1 млн. тонн. Сезоном ранее потребление было скромнее на 0,7 млн. тонн. Конечные запасы сои в стране в этом году могут уменьшиться на 1,1 млн. тонн против прошлогоднего показателя до 4,2 млн. Прежде прогноз был пессимистичнее на 0,8 млн. тонн.

Малайзия подаст иск в ВТО против ЕС из-за запрета импорта биотоплива (источник: портал АПК-Информ / https://www.apk-inform.com/)

Министерство плантационной промышленности и сырьевых товаров Малайзии заявило о решении правительства стран подать иск во Всемирную торговую организацию в связи с введением Евросоюзом запрета на поставки биотоплива, производимого из пальмового масла, сообщает Reuters.

Как считают в министерстве, данная директива ЕС является дискриминационной и ограничивает практику свободной торговли.

Напомним, что в 2019 г. Еврокомиссия в ходе исследований установила, что выращивание масличных пальм приводит к вырубке лесов и приняла закон о постепенном прекращении использования биотоплива на основе пальмового масла в период с 2023 по 2030 гг.

В связи с принятием данного решения в декабре 2019 г. Индонезия подала жалобу в ВТО против ЕС, а Малайзия будет выступать третьей стороной при рассмотрении данного дела.

Котировки основных сельхозкультур на СВОТ продолжают расти (источник: портал АПК-Информ / https://www.apk-inform.com/)

Фьючерсы кукурузы, пшеницы и сои на бирже СВОТ продолжают дорожать и по результатам торгов 1 июля обновили очередные максимумы.

Котировки кукурузы достигли максимального показателя за последние 3 месяца - $137,1 (+$3,9) за тонну (+$3,9 к уровню предыдущих торгов), пшеницы - за последние 2 недели - $183,2 (+$3,2) за тонну, соевых бобов - за последние 4 месяца - $328,3 (+$3,4) за тонну.

Росту цен по-прежнему способствовали результаты квартального отчета USDA, согласно которым эксперты понизили оценку мировых посевных площадей под основными культурами, что также стимулировало высокую активность спекулятивных продаж на бирже.

Повышательная ценовая динамика на СВОТ способствовала росту цен и на европейской бирже Euronext, на которой по итогам торгов 1 июля котировки пшеницы повысились до 181,5 (+1) евро/т, кукурузы – до 168,5 (+1) евро/т.

Украина и Бразилия остаются ключевыми поставщиками сои в Турцию – эксперт (источник: портал АПК-Информ / https://www.apk-inform.com/)

Украина и Бразилия являются ключевыми поставщиками сои в Турцию, которая в связи с возросшим внутренним потреблением в 2020/21 МГ может импортировать 2,8 млн тонн против 2,7 млн тонн в сезоне-2019/20 МГ. Об этом 1 июля в ходе своего выступления на онлайн-конференции "Рынок сои и шротов" рассказал Айхан Киндап, управляющий директор, основатель AK GLOBAL TRADE AND CONSULTANCY.

По его словам, потребление соевых бобов в Турции в предстоящем сезоне может увеличиться на 0,2 млн тонн - до 2,9 млн тонн, ввиду чего страна также повысит переработку масличной – до 1,45 (+0,1) млн тонн.

А.Киндап уточнил, что закупка масличной из Украины в 2019 г. значительно увеличилась – почти в 2 раза, до 1,15 млн тонн по сравнению с 747 тыс. тонн в 2018 г., что является максимальным показателем за последние 7 лет. Однако ключевым поставщиком масличной остается Бразилия, из которой было импортировано 1,2 млн тонн сои в 2019 г.

«Стоит также отметить, что Турция практически прекратила импорт сои из США по причине того, что Турция не разрешила импорт трех новых сортов ГМ сои, и американскую сою заменила украинская. Однако, если страна решит разрешить импорт новых сортов ГМ сои, закупка масличной из США может увеличиться, что изменит расстановку сил на данном рынке между поставщиками», - отметил эксперт.

Бразилия и Аргентина продолжат доминировать на мировом рынке сои - Aboissa Commodity Brokers (источник: портал АПК-Информ / https://www.apk-inform.com/)

В 2020/21 МГ из прогнозируемых 363 млн тонн мирового производства соевых бобов более 50%, или 184,5 млн тонн займет валовой сбор масличной из Бразилии и Аргентины. При этом если учесть урожай Парагвая и Боливии, то доля южноамериканской сои в мировом производстве будет еще более существенной. Об этом 1 июля в ходе своего выступления на онлайн-конференции "Рынок сои и шротов" рассказал Тиаго Висенте, старший специалист по продажам пищевого масла Aboissa Commodity Brokers.

«Рассматривая более детально рынок сои в Бразилии, стоит отметить, что посевные площади под масличной в стране в т. г. могут увеличиться до нового рекорда в 37 млн га, чему способствует низкая стоимость производства сои и быстрый возврат вложенного капитала, что является привлекательным для аграриев при выращивании данной масличной. Благодаря этому Бразилия превзошла США по объемам производства соевых бобов, которое в т.г. может составить 131 млн тонн по сравнению со 112,3 млн тонн в США», - рассказал спикер.

Эксперт также акцентировал внимание на теме торговли соевыми бобами. Так, по его словам, экспорт соевых бобов из Бразилии может составить 83 млн тонн, что уступает результату 2019 г. (85 млн тонн). Однако лишь за 5 месяцев т.г. Бразилия уже поставила на внешние рынки рекордные 48 млн тонн сои, 80% которых были отгружены в Китай.

«Однако помимо высокого внешнего спроса, что является значительным стимулом для аграриев в производстве сои, в Бразилии также наблюдается высокий внутренний спрос на масличную, прежде всего со стороны биотопливной промышленности», - пояснил Т. Висенте.

«Если смотреть на соевый рынок Аргентины, то около 60% всех возделываемых площадей отведены под выращивание соевых бобов. В 2020 г. посевные площади под масличной были увеличены до 17,7 млн га и производство сои может повыситься на 3,5 млн - до 53,5 млн тонн.

Однако в отличие от Бразилии в Аргентине на переработку отводится более 70% урожая масличной, и в т.г. объемы переработки могут составить 39 млн тонн. На фоне этого производство шрота ожидается на уровне 29,8 млн тонн и масла – 7,6 млн тонн, которые являются основными экспортируемыми продуктами в стране», - отметил эксперт.

Основные регионы-производители сои Европы пострадали от засухи в период сева (источник: портал АПК-Информ / https://www.apk-inform.com/)

В крупнейших производственных регионах соевых бобов в ЕС, а именно в государствах северной части Европы, Германии, Венгрии, Румынии, части Польши и Сербии, в период посевной кампании фиксировалась засуха, что, безусловно повлияет на урожайность данной культуры. Об этом 1 июля сообщила Оксана Просоленко, региональный директор «Дунайская соя» в ходе онлайн-конференции «Рынок сои и шротов», организатором которой является АПК-Информ.

По ожиданиям эксперта, посевные площади под соей могут быть снижены в Румынии более чем на 16%, в Хорватии – на 6,3%, в Венгрии – на 3,8%, в Австрии – на 1,7%. В то же время в Италии прогнозируется расширение площадей на 6,1%, Сербии – на 4,6%, Франции – на 4,9% и Германии – на 21,1%. В целом же по Европе соей может быть засеяно 2,4 млн га, что на 2,4% уступит показателю прошлого сезона.

«Относительно посевной в Украине напомню, что наблюдался недостаток влаги, в некоторые моменты критический. Так, в конце апреля недостаток влаги в верхних слоях почвы достигал 50-70% от нормы. При этом суммарные температурные режимы были ниже нормы в данный период. В мае уже выпало достаточное количество осадков, и те фермеры, которые все-таки ждали более благоприятных погодных условий и переносили сроки посевной, оказались в ситуации, когда не было возможности выйти в поля ввиду переувлажнения», – рассказала она.

По словам эксперта, посевная кампания сои в Украине в среднем была отсрочена на 2 недели. Урожайность культуры в текущем сезоне во многом будет зависеть от того, каким будет лето.

«Если же температурный режим будет таким же, как был в прошлом сезоне, то не стоит ожидать урожайности соевых бобов на прошлогоднем уровне», – добавила О.Просоленко.

Индекс цен на растительные масла ФАО в июне вырос на 11% (источник: портал OilWorld.ru / https://www.oilworld.ru/)

» В июне 2020 года среднее значение Индекса продовольственных цен* ФАО (ИПЦФ) выросло впервые с начала этого года и составило 93,2 пункта, что на 2,2 пункта (2,4 процента) выше его майского значения. На фоне нестабильной обстановки на рынках, обусловленной пандемией COVID-19, цены на растительные масла, сахар и молочную продукцию достигли максимальных значений за несколько месяцев, восстановившись после резкого падения в мае, при этом тенденция к снижению цен на зерновые и мясо в целом сохранилась.

» Среднее значение Индекса цен на зерновые ФАО в июне составило 96,9 пункта, что незначительно (0,6 процента) ниже по сравнению с майскими показателями и на 1,9 пункта (1,9 процента) ниже по сравнению с уровнем соответствующего периода предыдущего года. В июне понижательное давление на котировки пшеницы усилилось, что связано как с началом поступления зерна нового урожая, так и с улучшением видов на урожай в ряде основных стран‑экспортеров, прежде всего причерноморских. Замедление темпов торговли и изменение курса национальной валюты некоторых стран-экспортеров привело к первому с начала этого года незначительному снижению международных цен на рис. Кроме того, в июне было зафиксировано снижение экспортных цен на ячмень и сорго, что объясняется в целом благоприятными видами на урожай и слабым международным импортным спросом. Вместе с тем после многомесячного снижения в июне произошло незначительное укрепление международных котировок кукурузы, что обусловлено некоторой активизацией спроса и установившимися в США неблагоприятными для произрастания погодными условиями.

» Среднее значение Индекса цен на растительные масла ФАО в июне составило 86,6 пункта, увеличившись на 8,8 пункта (или 11,3 процента) после продолжавшегося четыре месяца подряд снижения. Рост среднего значения данного индекса в целом обусловлен увеличением цен на пальмовое масло и восстановлением цен на соевое, подсолнечное и рапсовое масла. Зафиксированный в июне резкий рост международных котировок пальмового масла связан как с активизацией международного импортного спроса на фоне ослабления связанных с пандемией COVID-19 ограничений во многих странах, так и с опасениями из-за возможного снижения объемов производства вследствие продолжающейся нехватки рабочих-мигрантов. Активизация международного спроса также положительно отразилась на котировках других растительных масел, однако в случае соевого и подсолнечного масел основной причиной роста цен стало снижение экспортных запасов в ведущих странах-экспортерах. Что касается рапсового масла, то росту цен на него способствовало оживление спроса со стороны роизводителей биодизельного топлива в ЕС.

» Среднее значение Индекса цен на молочную продукцию ФАО в июне составило 98,2 пункта, что на 3,8 пункта (4,0 процента) выше его майского уровня. В июне значение данного индекса увеличилось впервые после непрерывного четырехмесячного падения, при этом его значение осталось на 4,6 процента ниже, чем в соответствующем периоде 2019 года. Рост котировок затронул все виды молочной продукции, включенной в данный индекс, но они так и не достигли уровня до начала пандемии. К увеличению цен привели такие факторы, как активизация спроса на спотовых рынках, особенно в странах Ближнего Востока и Восточной Азии, а также сезонное снижение предложения в Европе и ограниченный объем незаконтрактованного предложения в Океании.

» В июне среднее значение Индекса цен на мясо** ФАО составило 95,2 пункта, что незначительно (0,6 процента) ниже показателя за май и на 6,1 пункта (6,0 процента) ниже показателя июня 2019 года. Снижение международных котировок мяса птицы и говядины главным образом связано с увеличением экспортного предложения в основных регионах-производителях, которое превышает высокий импортный спрос со стороны Китая и стран Ближнего Востока. Вместе с тем цены на свинину незначительно выросли на фоне некоторого оживления экономики в Европе, где ожидается ослабление рыночных ограничений, введенных вследствие пандемии COVID-19. Цены на баранину выросли значительнее всего: этому способствовал как приведший к сокращению предложения в Океании спрос, обусловленный ремонтом стада, так и сохраняющийся высокий импортный спрос в целом.

» Среднее значение Индекса цен на сахар ФАО в июне составило 75,0 пункта, что на 7,2 пункта (10,6 процента) выше его майского уровня. Резкий рост цен на сырую нефть оказал мощную поддержку рынкам сахара, что привело к увеличению доли сахарного тростника, направляемого на производство биоэтанола в Бразилии, и, соответственно, к снижению производства сахара и сокращению его экспортного предложения. Кроме того, росту цен на сахар и соответствующего индекса способствовали недавние сообщения о затруднениях, возникших в бразильских портах в результате введенных мер по сдерживанию распространения коронавируса.

** В отличие от других групп товаров, большинство цен, используемых при расчёте Индекса цен на мясо ФАО, было не известно на момент подсчёта и опубликования Индекса продовольственных цен ФАО; поэтому стоимостное значение Индекса цен на мясо ФАО за самые последние месяцы получено на основе сочетания прогнозируемых и фактических цен. Иногда это требует существенной корректировки окончательного значения Индекса цен на мясо ФАО, что в свою очередь может оказывать влияние на Индекс продовольственных цен ФАО.