ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ 02.12.2020 г.

ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ 02.12.2020 г.

Ход сезонных полевых работ (источник: портал МСХ РФ / https://mcx.gov.ru/)

По оперативным данным органов управления АПК субъектов Российской Федерации по состоянию на 1 декабря 2020 года зерновые и зернобобовые культуры обмолочены с площади 46,4 млн га или 98,9% к уборочной площади, намолочено 137,8 млн тонн зерна при урожайности 29,7 ц/га.

Из них пшеница обмолочена с площади 28,9 млн га или 99,8% к уборочной площади, намолочено 88,1 млн тонн зерна при урожайности 30,5 ц/га. Ячмень обмолочен с площади 8,3 млн га или 99,4% к уборочной площади, намолочено 22,2 млн тонн при урожайности 26,9 ц/га. Кукуруза на зерно обмолочена с площади 2,6 млн га или 95,3% к уборочной площади, намолочено 14,1 млн тонн при урожайности 54,5 ц/га. Рис обмолочен с площади 195,5 тыс. га или 99,8% к уборочной площади, намолочено 1,2 млн тонн при урожайности 62,2 ц/га.

Сахарная свекла выкопана с площади 918,2 тыс. га или 99,4% к уборочной площади, накопано 33,4 млн тонн при урожайности 363,9 ц/га.

Лен-долгунец вытереблен с площади 48,4 тыс. га или 97% к уборочной площади.

Подсолнечник обмолочен с площади 8,3 млн га или 99,2% к уборочной площади, намолочено 13,2 млн тонн при урожайности 16 ц/га.

Рапс обмолочен с площади 1,4 млн га или 99,1% к уборочной площади, намолочено 2,7 млн тонн при урожайности 18,9 ц/га.

Соя обмолочена с площади 2,7 млн га или 97,1 % к уборочной площади, намолочено 4,4 млн тонн при урожайности 16,5 ц/га.

Картофель в сельскохозяйственных предприятиях и крестьянских (фермерских) хозяйствах убран с площади 270,3 тыс. га или 96,2% к посевной площади, накопано 6,6 млн тонн при урожайности 245,7 ц/га.

Овощи в сельскохозяйственных предприятиях и крестьянских (фермерских) хозяйствах убраны с площади 180,6 тыс. га или 95,8% к посевной площади, собрано 5,1 млн тонн при урожайности 281,7 ц/га.

Сев озимых культур проведен на площади 19,3 млн га или 100,6% к прогнозной площади.

Рекордный урожай Группы «Черкизово» на 35% превышает прошлогодний сбор (источник: портал Abireg.ru / https://abireg.ru/)

Группа «Черкизово», крупнейший в России производитель мясной продукции, подвела итоги уборочной кампании в регионах своего присутствия. В этом году урожай всех выращиваемых сельскохозяйственных культур составил 801 тыс. тонн в зачетном весе, что на треть выше прошлогоднего показателя. Это является самым высоким результатом за всю историю Группы, уточнили в «Черкизово».

Общая площадь сбора сельскохозяйственных культур в этом году составила 194 тыс. га. Из них 57 тыс. га пришлось на озимую пшеницу и 41 тыс. га – на яровую, 36 тыс. га – на сою, 28 тыс. га – подсолнечник, 17 тыс. га – кукурузу. На остальных 15 тыс. га выращивались также ячмень, рожь, горох, рапс и горчица.

Всего по итогам уборочной кампании было собрано 511 тыс. тонн пшеницы в зачетном весе. Это на 59% превышает аналогичный показатель 2019 года. Также существенно вырос и урожай сои – до 59 тыс. тонн, что на 55% больше прошлогоднего результата. Сбор кукурузы составил 111 тыс. тонн (рост на 12%), подсолнечника – 71 тыс. тонн (на 15% меньше). С учетом остальных культур сбор урожая составил 801 тыс. тонн в зачетном весе. Это на 35% превышает прошлогодний объем.

Напомним, что растениеводческие активы «Черкизово» расположены в Орловской, Липецкой, Тамбовской, Пензенской и Воронежской областях. Основные выращиваемые культуры – пшеница, кукуруза, соя и подсолнечник. Из них производятся комбикорма для птицеводческих и свиноводческих предприятий Группы.

В «Черкизово» подчеркивают, что добиться значительного увеличения объемов производства и урожайности в этом году компании удалось благодаря инвестициям в современные методы агрономии. По прогнозам Группы «Черкизово», в совокупности с высокими ценами на основные зерновые культуры хороший урожай позволит сегменту растениеводства стать одним из драйверов роста прибыли компании в этом году.

Масложировой союз готовит предложения по введению пошлины на экспорт сои из РФ (источник: портал Зерно Он-Лайн / https://www.zol.ru/)

Масложировой союз, ставший инициатором ограничения экспорта подсолнечника из РФ, готовит предложения и по сдерживанию экспорта сои.

"Планируем в ближайшее время направить обращение в Минэкономразвития с предложением ввести экспортную пошлину на сою по ставке не ниже, чем на подсолнечник", - сообщил "Интерфаксу" исполнительный директор союза Михаил Мальцев.

Он напомнил, что ранее Масложировой союз предлагал повысить пошлину на вывоз подсолнечника из РФ до 20%. Между тем, как сообщалось, в начале ноября подкомиссия по таможенно-тарифному регулированию и нетарифному регулированию, защитным мерам во внешней торговле рассматривала вариант, который предусматривал повышение пошлины до 30% с нынешних 6,5%.

В настоящее время ставка пошлины на экспорт сои составляет 0%.

По данным Центра агроаналитики при Минсельхозе, цена на сою растет. На 18 ноября соевые бобы продавались по 33 253 рубля за тонну (с НДС). За неделю они подорожали на 593 рубля. В начале сентября тонна сои стоила 23 378 рублей, 21 ноября 2019 года - 21 350 рублей.

Дорожает и соевый шрот. К 18 ноября его цена достигла 43 313 рублей за тонну, увеличившись за неделю на 173 рубля. По сравнению с началом сентября рост составил 7 985 рублей.

По данным компании "ПроЗерно", на 20 ноября цена на сою в европейской части страны составила 38 840 рублей (с НДС), что на 1 075 рублей больше, чем неделей ранее. Средняя цена ноября прошлого года была на уровне 21 993 рублей за тонну.

 Между тем, на фоне предлагаемых ограничений экспорта сои может сохраниться и отмена госрегистрации сои и соевого шрота, произведенных с генно-модифицированными организмами (ГМО), в том числе и для продукции, ввозимой в страну. Как сообщалось, Минсельхоз РФ предлагает продлить эту меру на 2021 год.

 Отмена госрегистрации сои и соевого шрота с ГМО, поставки которых возможны при условии подтверждения их безопасности Россельхознадзором, предусмотрена постановлением правительства от 16 апреля этого года. Срок его действия рассчитан до 1 января 2021 года. Новый проект предлагает заменить этот срок на 1 января 2022 года.

 В 2019 году производство сои в России составило 4,36 млн тонн. В 2020 году планируется достичь показателя в 4,7 млн тонн, в 2021 году - 5,1 млн тонн, в 2022 году - 5,6 млн тонн.

Соевременное решение. «Русагро» может продать «Приморскую сою» через банкротство (источник: портал Зерно Он-Лайн / https://www.zol.ru/)

Основной владелец «Приморской сои» — крупного производителя соевого масла на Дальнем Востоке — «Русагро» экс-сенатора Вадима Мошковича придумало способ продажи актива, которую осложняет миноритарий. Структура группы планирует подать заявление о банкротстве «Приморской сои», что позволит преодолеть сопротивление владелицы 25% предприятия, успешно оспаривавшей продажу в суде. Но большого интереса к устаревшему активу со стороны покупателей эксперты не ожидают.

ОАО «Жировой комбинат» (входит в ГК «Русагро» экс-сенатора Вадима Мошковича) планирует обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве ООО «Приморская соя», говорится в едином реестре юридически значимых сведений. Информации о размере долга в сообщении нет.

Как следует из картотеки дел, в октябре Арбитражный суд Саратовской области взыскал с «Приморской сои» в пользу ОАО «Жировой комбинат» 14 млн руб. задолженности по договору поставки.

«Приморская соя» работала на базе одноименного комбината, открытого в 1927 году. Мощность завода — 179 тыс. тонн масла, майонеза, мыла и пр. в год. По итогам 2019 года выручка «Приморской сои» — 3 млрд руб., чистый убыток — 125 млн руб., следует из отчетности в Kartoteka.ru. По данным ЕГРЮЛ, «Русагро» владеет 75% компании, остальное — у Раисы Логиновой, которую источники “Ъ” связывали с бывшим вице-губернатором Приморского края Юрием Поповым, возглавлявшим УМЖК «Приморская соя» до перехода комбината под контроль «Русагро» в 2015 году.

В конце 2019 года стало известно, что работа «Приморской сои» приостановлена из-за неблагоприятной рыночной конъюнктуры. Позднее «Русагро» решило продать этот актив. В мае 2020 года на собрании участников «Приморской сои» имущество компании было решено выставить на торги за 570 млн руб. Но в сентябре Арбитражный суд Приморского края по заявлению госпожи Логиновой признал решения собрания ничтожными, поскольку они не были удостоверены нотариусом, а она не могла присутствовать в силу возраста и эпидемиологических ограничений. Гендиректор «Русагро» Максим Басов заявил, что имущество «Приморской сои» будет реализовано в рамках банкротства или без. Последнее — вопрос взаимоотношений учредителей, добавил топ-менеджер. Связаться с Раисой Логиновой не удалось.

Директор Центра развития коллекторства Дмитрий Жданухин считает намерение «Русагро» добиться банкротства «Приморской сои» «грубой попыткой» обойти необходимость договориться с миноритарным участником.

Он указывает, что договор на поставку продукции с ОАО «Жировой комбинат» был заключен в мае 2020 года, после того как работа «Приморской сои» была приостановлена. Другая структура «Русагро» — «Самараагропромпереработка» — взыскивает с «Приморской сои» 524 млн руб. предоплаты за поставку соевого шрота в сентябре—декабре 2019 года, продолжает юрист, отмечая, что оба договора «Приморская соя» вряд ли могла бы выполнить.

Партнер Reznichenko Law Offices Андрей Резниченко говорит, что банкротство регулярно используется для достижения преимущества в корпоративных конфликтах. При продаже имущества вне банкротства Раиса Логинова получила бы оплату за свои 25%, но по итогам процедуры все средства пойдут кредиторам, указывает он. По словам Дмитрия Жданухина, в картотеке дел нет сведений о претензиях к «Приморской сое» со стороны других контрагентов, следовательно, «Русагро» будет единственным кредитором. Господин Резниченко не исключает, что сообщение о намерении подать заявление о банкротстве может быть попыткой склонить Раису Логинову согласиться на продажу имущества.

Но интерес к активу со стороны потенциальных покупателей в любом случае вряд ли будет высоким. Как отмечает директор «Совэкона» Андрей Сизов, «Приморская соя» управляет старым предприятием, а этот рынок отличает высокая конкуренция за сырье с экспортерами.

Орловская область перевыполнила годовой план по экспорту масложировой продукции (источник: портал OilWorld.ru / https://www.oilworld.ru/)

В соответствии с оперативными статистическими данными ФТС России за 11 месяцев 2020 года поставленная задача по увеличению объема экспорта агропромышленной продукции в 2020 году регионом уже выполнена. На сегодняшний день объем экспорта продукции АПК Орловской области составил 93 млн долларов США. Это 103,3 % к плановому показателю 2020 года.

Растущий объем экспорта сельскохозяйственной продукции позволяет утверждать о значительном потенциале развития экспорта данной отрасли региона.

Одним из основных направлений орловского экспорта является экспорт продукции масложировой отрасли, при плане на 2020 год в 30 млн долларов США. Сегодня уже экспортировано продукции на 33,7 млн долларов США, это 112 % к плановому показателю 2020 года.

За 11 месяцев текущего года объем экспорта продукции пищевой и перерабатывающей промышленности превысил плановый показатель 2020 года на 151,1 % и составил 13,6 млн долларов США.

В сравнении с аналогичным периодом предыдущего года наибольший рост объема экспорта зафиксирован по следующей продукции АПК области: соевых бобов - в 3 раза, семян льна - в 1,5 раза. Кроме того, активно начал экспортироваться ячмень, семена подсолнечника, кормовая продукция.

Напомним, региональный проект является составной частью одноименного федерального проекта, который реализуется в рамках национального проекта «Международная кооперация и экспорт».

Вирусный нокдаун для экономики. Агросектор смог удержаться в плюсе, но ощущает эффект пандемии (источник: портал OilWorld.ru / https://www.oilworld.ru/)

В отличие от экономики, которая в этом году уйдет в минус на фоне распространения коронавируса и связанных с этим карантинных ограничений, сельхозпроизводство в целом достойно прошло все испытания 2020-го, в том числе и абсолютно новые вызовы. Правда, самая серьезная проблема — глобальное падение платежеспособного спроса — еще долго может влиять на бизнес, в том числе сдерживать экспорт

Этот год стал нескончаемой чередой шоков, вызовов и форс-мажоров для глобальной экономики, которые не обошли стороной и российский агросектор. Правда, если верить официальной статистике, отрасль держится неплохо. Так, по данным Росстата, по итогам трех кварталов (последние доступные данные на момент подготовки статьи) производство продукции сельского хозяйства выросло на 3,3% относительно аналогичного периода прошлого года. При этом ВВП страны сократился на 3,6% после падения на 8% во втором и увеличения на 1,6% в первом квартале. Кризис, спровоцированный пандемией коронавируса и ее последствиями, накладывается на негативный эффект от падения цен на нефть.

Агросектор как синоним стабильности

По прогнозу Минэкономразвития, по итогам года ВВП снизится на 3,9%, причем до сентября ведомство оценивало перспективы экономики более пессимистично, ожидая падения на 4,8%. Центробанк считает, что в этом году экономика потеряет 4-5%, Счетная палата допускает сокращения на 4,2%, Европейская комиссия — на 4,25%. При этом все рассчитывают на восстановительный рост в 2021-м: Минэкономразвития ждет 3,3%, ЦБ прогнозирует плюс 3-4%, Счетная палата — 2,2%, ЕК — 2%. Впрочем, до конца года оценки могут еще не раз скорректироваться, поскольку к середине ноября оставалось до конца не ясным, возможно ли в России повторение весеннего локдауна из-за распространения COVID-19. Хотя власти заверяли, что ситуация под контролем и введение тотальных ограничений по всей стране не требуется, опыт марта показал, что экономику могут поставить на паузу фактически без предупреждений. Однако очевидно, что повторения сценария экономика может и не выдержать, да и денег в бюджете для дополнительной поддержки населения нет. Тем не менее у регионов есть право устанавливать свои ограничительные меры в зависимости от эпидемиологической ситуации. Например, в Бурятии в середине ноября на две недели закрывали торговые центры, кинотеатры, предприятия общепита и другие заведения.

Работа агросектора, в отличие от ряда других отраслей, не останавливалась, и в целом, по оценкам экспертов и участников рынка, он довольно успешно справился с новыми вызовами этого года. Президент Владимир Путин и члены правительства не раз отмечали важность АПК и его бесперебойного функционирования. Так, например, в апреле глава государства признавал, что «у нас проблем много, но кушать хочется каждый день». От сельского хозяйства очень многое зависит, в том числе устойчивость экономики в целом и «внутреннее состояние наших граждан». «Когда хлеб есть, тогда есть внутренняя уверенность в том, что и по другим отраслям мы добьемся положительных результатов и преодолеем все эти временные сложности», — говорил Путин.

Правда, несмотря на такую важность и нужность АПК, отрасль не признали пострадавшей от пандемии, так что она не смогла рассчитывать на дополнительную господдержку, которая для большинства секторов в этом году не была бы лишней. Тем более что не обошлось и без традиционных трудностей — в 2020-м на сельское хозяйство ощутимо влияли неблагоприятные погодные условия. Но, несмотря ни на что, в июле глава Минсельхоза Дмитрий Патрушев говорил, что в этом году ожидает увеличения сельхозпроизводства на 1%, а в начале октября оценивал возможный рост на уровне 4%.

Гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько тогда предполагал, что прогноз ведомства может быть слегка завышен и в реальности колеблется между 3% и 4%. «Я даже больше склонен к показателю 3%, потому что у нас примерно на 8% выше производство зерновых, рост в свиноводстве и в молочном животноводстве, но будет серьезное снижение по сахарной свекле, просадка по подсолнечнику», — комментировал он. В середине ноября эксперт подтвердил свой прогноз, что сельхозпроизводство в этом году прибавит 3-4%, тогда как ВВП продемонстрирует снижение на 3,5%.

Минэкономразвития считает, что в этом году производство продукции сельского хозяйства может увеличиться на 1% против 4,3% в 2019-м, следует из обновленного прогноза социально-экономического развития России, подготовленного ведомством. Аналогичная оценка у Центра экономического прогнозирования Газпромбанка. «Сельское хозяйство в этом году немного подрастет, потому что производство почти не отреагировало на коронакризис. Просто не успели пересмотреть параметры сева, лишь в птицеводстве несколько просело производство на фоне слабого роста спроса, — комментирует начальник Центра Дарья Снитко. — Будет собран больший урожай зерна, увеличились мощности и выпуск в молочном секторе и свиноводстве, но валовой сбор масличных и сахарной свеклы уменьшится, поэтому рост в сельхозсекторе будет невелик — около плюс 1%».

Отрасль одна из немногих, что смягчает падение ВВП, но с учетом ее вклада в экономику это несущественная корректировка, добавляет она. Падение ВВП, по оценке аналитиков Центра, будет на уровне 3-3,5%. «Что необычно, в ноябре трудно сказать точнее, поскольку динамика четвертого квартала может быть разной в зависимости от развития второй волны пандемии и реакции на нее со стороны властей», — отмечает Снитко.

Shutterstock

Главный вызов — падение спроса

Агросектор оказался меньше других отраслей экономики подвержен негативным последствиям пандемии и прошел первые месяцы кризиса лучше других отраслей, соглашается директор практики консультационных услуг компаниям АПК PwC в России Надежда Селезнева. Однако основное последствие кризиса, вызванного пандемией COVID-19, — снижение потребительского спроса и платежеспособности, которое может оказаться затяжным, что влияет на АПК, говорит она. Изменение потребительских предпочтений связано с двумя основными факторами: самоизоляция и снижение доходов населения. Так, в режиме самоизоляции стали популярнее продукты с более длительным сроком хранения, что сказалось на ассортименте в цепочке поставок. Также снизился спрос на продукцию с более высокой добавленной стоимостью, у которой есть доступные альтернативы, рассказывает Селезнева.

Хотя сам по себе это не новый вызов для отрасли — и даже длящийся тренд, поскольку доходы населения и потребление еще не восстановились после прошлого кризиса — но сейчас основная проблема в непредсказуемости дальнейшей динамики, поскольку во многом она будет зависеть от ситуации с пандемией. По прогнозу Минэкономразвития, реальные располагаемые доходы населения в этом году могут снизиться на 3%, но уже в следующем отыграют это падение. За январь-февраль реальные доходы сократились на 4,3%, оценил Росстат.

Главный фактор риска на потребительском рынке — снижение спроса, переход покупателей к более дешевым товарам, слабый рост маржинальных инновационных/модных категорий продуктов, добавляет Снитко. «Мы уже видели такое в 2014 году, но за тем кризисом последовал рост на волне импортозамещения. В текущей ситуации такого резерва у сельского хозяйства России уже нет», — обращает внимание она. Хотя в этом году совокупный спрос на продовольствие в номинальном выражении прирастет на символические 2-2,5% по итогам года. По словам Снитко, этот результат был обеспечен в том числе трансфертами населению из бюджета («детские деньги» и увеличение социальных пособий в рамках антикризисных мер), которые пошли в том числе на приобретение продовольствия.

Среди рисков для сельского хозяйства в условиях пандемии директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС, д. э. н. Наталья Шагайда выделяет падение спроса на продукты питания, проблемы для отраслей, которые привлекают на работу мигрантов, риски для предприятий, где в замкнутом помещении находится много людей, риск нарушения поставок средств производства. «По высокотехнологичным ресурсам для сельского хозяйства (ветпрепараты, СЗР) могли быть сбои в поставках, если бы локдаун не прекращался с весны, но летом все работало, так что можно надеяться, что аграрии запаслись всем необходимым, как это было в начале года», — говорит она.

Сейчас основной риск для внутреннего рынка — платежеспособный спрос населения, соглашается Шагайда. «Наш центр ведет мониторинг покупок продовольствия в рознице относительно 2012 года и в ценах 2012-го. Так, 2013 и 2014 годы были последними, когда уровень покупок был выше 2012-го, — рассказывает она. — С конца 2014-го до декабря 2016 года покупки падали (85% от уровня декабря 2012-го), с декабря 2016-го отмечался рост, в ажиотажный март этого года покупки поднялись до 99,6% от марта 2012-го. С апреля было падение, в сентябре 2020 года покупки были на уровне 88,4% от уровня в 2012-м. Падали быстро, но поднимаемся очень медленно: в сентябре этого года были где-то на уровне августа 2016-го».

В этом году платежеспособный спрос и покупательная способность населения снизились, подтверждает гендиректор «Русагро» Максим Басов. В обозримом будущем компания ждет их дальнейшего ухудшения. «Агрокомплекс» им. Н. И. Ткачева, развивающий собственную торговую сеть, отмечает падение трафика. При этом средний чек, то есть количество покупок, остается на уровне прошлого года, говорит гендиректор агрохолдинга Евгений Хворостина. «Если не брать всплески, которые были вызваны прежде всего паникой по поводу коронавируса, потребление несколько снизилось, мы видим, что люди переходят в режим более жесткой экономии, — комментирует он. — Еще один тренд — покупатель переориентируется на более дешевые продукты».

Производители тепличных овощей весной столкнулись с падением спроса. По данным Плодоовощного союза, он упал на 30%, а оптовые цены по ряду позиций — на 50%, что стало антирекордом для отрасли за всю ее историю (продолжение темы — на стр. 36). Дополнительно на цены влиял дешевый импорт. При этом затраты на газ и электричество продолжили расти, превысив 50% в структуре себестоимости, также к дополнительному увеличению затрат на производство минимум на 10% привела девальвация рубля. Правда, на снижение продаж жаловались не все игроки. Так, президент и совладелец холдинга «Эко-культура» Александр Рудаков в мае говорил, что компания не отмечает никакого падения спроса на свою продукцию. «Мы производим широкий ассортимент овощей в разных ценовых сегментах, среди нашей продукции есть доступные любой аудитории томаты. По нашим наблюдениям, в ближайшее время сохранится стабильно высокий спрос на качественные овощи — природную поддержку иммунитета», — отмечает директор инвестиционного департамента «Эко-культуры» Юрий Воронов.

«Сибагро» во втором квартале увеличила продажи продукции переработки — колбас, деликатесов и полуфабрикатов — на 30%, в третьем они прибавили 25%, хотя компания и отмечает увеличение реализации в более низком ценовом сегменте. «Сейчас мы не чувствуем серьезных изменений. В целом по мясу рынок стоит на месте, а по свинине есть тенденция роста спроса. Могу это связать только с тем, что этим летом люди не выезжали за границу, как это всегда было, поэтому потребление в этот период изменилось», — комментирует председатель совета директоров холдинга Андрей Тютюшев.

Компания «Эссен продакшн АГ» (бренды «Махеевъ», 35 и др.) даже весной в период снижения спроса, вызванного резким падением рубля и изменением потребительского поведения, наблюдала рост продаж своей продукции, хотя с такой проблемой, как непрогнозируемый спрос и полностью «убитая» HoReCa, столкнулась впервые. В целом по группе товаров объем продаж увеличился на 11,3% в денежном выражении. «Майонезное производство испытало небольшое падение в марте на 3,6% по отношению к аналогичному периоду прошлого года, однако оно было скомпенсировано резким ростом в апреле на 14,3%, — рассказывает совладелец и гендиректор компании Леонид Барышев. — В апреле-мае томатная группа дала прирост на 13,8%, сладкая группа и горчица-хрен-аджика — на 27,2%».

По словам Барышева, в апреле увеличились продажи соусов в розничных сетях, что компенсировало сокращение поставок в HoReCa. А вот по кондитерскому направлению пришлось переиграть стратегию и пересмотреть объемы выпуска шоколадных конфет. Очевидно, что восстановление рынков будет долгим и тяжелым, поскольку доходы населения падают. Правда, сейчас люди меньше едят вне дома и больше тратят на покупку продуктов для собственной кухни, а значит, приобретают больше майонеза и кетчупа, отмечает он. «Мы рассматриваем все варианты развития событий и продолжаем делать упор на растущие каналы 2020 года (например, e-commerce). Пока могу сказать, что второе полугодие традиционно и значительно превосходит по оборотам первое, а пик приходится на ноябрьские продажи, — говорит Барышев. — Ну а каналы, испытывающие пандемическое давление, например HoReCa, требуют двойного внимания, ведь они будут драйверами роста следующих лет, поэтому мы уже сегодня вкладываем в них ресурсы».

2020 год был экономически непростым не только для бизнеса, но и для всех россиян, отмечает управляющий акционер «Комос Групп» Андрей Шутов. «Довольно долго не были доступны традиционные походы в кафе и рестораны быстрого питания, люди начали больше готовить дома, что повлекло рост продаж базовых категорий продуктов питания. Так, с середины марта заявки торговых сетей на ряд товарных категорий, например, на молоко, увеличились в несколько раз, — рассказывает он. — Почти все наши площадки отгрузили максимально возможные объемы продукции, а в категории пельменей и консервов спрос существенно превысил наши ожидания, особенно в первые месяцы введения карантинных мероприятий». Категория консервов выросла в объеме на 32% относительно прошлого года, продажи творога увеличились на 10%, сливок — на 13%, ультрапастеризованного молока и молочных напитков — на 11%, сливочного масла — на 9% выше показателей годового бизнес-плана. Продажи этих категорий относительно 2019 года увеличились от 20% до 27%, приводит данные Шутов.

«По нашим прогнозам, ситуация с потреблением должна стабилизироваться в течение ближайших двух лет. Основное влияние на спрос будет оказывать изменение доходов населения: в случае падения возможны структурные сдвиги ассортимента в сторону более низких ценовых сегментов, — продолжает он. — Но в целом ситуацию по категориям продукции, выпускаемым предприятиями холдинга, мы оцениваем как устойчивую».

Рубль снова ослаб

Еще одним вполне привычным для отрасли вызовом, также отчасти спровоцированном пандемией COVID-19, в этом году стала девальвация рубля. По курсу ЦБ на 14 ноября доллар стоил 77,33 руб., евро — 91,32 руб. Годом ранее в это время курс доллара был на уровне 64,2 руб., евро — 70,67 руб. Нефть марки Brent за год подешевела с $62,25 за баррель до $43,42/баррель, причем в апреле опускалась до $20,18/баррель. Нефть Urals за год подешевела с более чем $63 за баррель до $43,5/баррель к середине ноября, в апреле ее средняя стоимость опускалась на уровень $18,2. В бюджете этого года заложена цена $42,2/ баррель, однако, по прогнозу Минэкономразвития, средняя годовая цена будет ниже — $41,8. В 2021-м ведомство видит перспективы роста стоимости до $43,3 согласно консервативному прогнозу, и до $45,3 согласно базовому. Среднегодовой курс доллара в 2020-м может составить 71,2 руб., в 2021-м рубль ослабеет до 72,4 руб./$1 по базовому сценарию и 73,4 руб./$1 по консервативному.

Ослабление рубля оказало противоречивое влияние на агросектор, считает Дмитрий Рылько. С одной стороны, оно было на пользу текущей деятельности всех отраслей, продукция которых связана с внешним рынком, в частности производителям зерна и масличных. С другой стороны, страдают отрасли, связанные с поставками средств производства из-за рубежа, так как произошло их серьезное удорожание. Особенно сложная ситуация складывается с импортными запчастями, отмечает он.

Несмотря на то, что девальвация рубля положительно сказывается на конкурентоспособности российских предприятий, для ряда секторов, которые зависят от импортных средств производства, результатом ослабления рубля стал рост производственных издержек, соглашается Селезнева. Как результат — повышение цен в секторах, где сдерживающим фактором выступала более дешевая импортная продукция, а также из-за удорожания валютной составляющей в себестоимости продукции.

По прошлым кризисам было видно, что падение курса рубля приводит к росту цен: стоимость экспортоориентированной продукции зависит от конъюнктуры внешнего рынка даже при продаже внутри страны, не говоря уже про цены импортных продуктов, обращает внимание Наталья Шагайда. «Цены на внешних рынках растут шестой месяц подряд на опасениях пандемии и недобора урожая. При этом глобально причин для этого нет, если ориентироваться на прогнозы ФАО по производству», — подчеркивает она.

Аналитики Газпромбанка отмечали неоцененность рубля в октябре-ноябре во многом из-за политических факторов, определяющих динамику потоков капитала на глобальном финансовом рынке. «Приход к власти в США Джо Байдена в долгосрочной перспективе может способствовать укреплению цен на нефть. Краткосрочно, если будут ужесточаться меры, связанные с коронавирусом, стоимость нефти станет снижаться, а значит, рубль подешевеет», — добавляет Рылько.

Мировые цены растут

На мировых рынках очевиден тренд на рост цен, хотя его нельзя сравнить с периодом после кризиса 2008-2009 годов, когда отскок был гораздо быстрее и выше. «В ближайшие четыре-шесть месяцев восстановление крупных экономик к „нормальной жизни“ будет провоцировать повышение спроса на сырье, в том числе продовольствие, — прогнозирует Дарья Снитко. — Например, сейчас восстановление к росту экономики Китая показывает, какой эффект оказывает на мировые агробиржи резкое увеличение закупок продовольствия этой страной». Однако в среднесрочной перспективе большого повышения цен в продовольственном сегменте аналитики Газпромбанка не ждут, потому что рост экономик мира будет сдержаннее, чем в 2009—2012 годах. До конца этого года — в первом квартале следующего цены на зерно будут стабильными; масложировая продукция, овощи и молоко станут дорожать, а вот цены на мясо — немного снижаться, считает Дмитрий Рылько.

Между тем, например, «Русагро», по словам Басова, немного выиграла от ослабления рубля. Для «Агрокомплекса» курс доллара 75 руб. и выше благоприятен, оценивает Евгений Хворостина. «Наше производство ориентировано на экспорт, поэтому 75-80 руб./$1 — это зона комфорта, когда мы можем обновлять технику, заниматься развитием предприятий и успешно расширять экспорт, — делится он. — Поэтому ослабление рубля положительно повлияло на наши экономические показатели».

Воронов пока также отмечает позитивную динамику для отечественного бизнеса, поскольку ослабление рубля ограничило ввоз иностранной продукции. «Это сократило прогнозируемый ранее рост импорта, объемы которого значительно не изменились по сравнению с 2019 годом, — уточняет он. — В результате наблюдается увеличение цен на российскую продукцию, основные пики которого пришлись на конец второго и начало четвертого квартала».

Девальвация рубля всегда делает экспортные сделки более выгодными по сравнению с внутренним рынком, так как они привязаны к мировым волютам, а они менее волатильны, говорит Барышев. «Поэтому мы наблюдаем активный рост канала ВЭД. На внутреннем же рынке ослабление рубля приводит к увеличению цен основных ингредиентов и, как следствие, повышению стоимости конечного продукта, — комментирует он. — В целом цены скорректировались на 4% в связи с увеличением стоимости сырья». Кроме того, «Эссен Продашн АГ» смотрит на ставку ЦБ и на изменения курсов валют, потому что в основном работает с импортным оборудованием и ингредиентами, добавляет он.

Низкая ставка не драйвер инвестиций

В этом году Центробанк три раза снижал ключевую ставку, в середине ноября она составляла 4,25% — это новый минимум стоимости заимствований в российской истории. Правда, этот фактор мало повлиял на компании АПК, поскольку ставки по кредитам в агросекторе и так одни из самых низких на рынке, говорит Селезенева. В целом, по ее оценке, сейчас ситуация сопоставима с прошлым годом: некоторые производители с осторожностью стали прибегать к привлечению заемных средств, тогда как компании, уверенные в своей бизнес-модели, нарастили кредитный портфель.

«Для инвесторов текущая ситуация является хорошим „окном возможностей“, в АПК можно ожидать ряда сделок слияний и поглощений, — считает Селезнева. — Для новых инвесторов привлекательными будут оставаться сектора, ориентированные на экспорт или импортозамещение — уже наметился тренд прихода непрофильных игроков в АПК. Существующие игроки, скорее всего, будут рассматривать возможности вертикальной интеграции или покупать конкурентов по выгодной цене с потенциалом модернизации».

За два квартала инвестиции в агросектор выросли на 10%. Однако это отложенный рост — эффект вложений прошлых лет учитывается Росстатом постепенно, поясняет Снитко. Также немного повлияло то, что поднялись цены на инвестиционные товары из-за ослабления курса рубля. «Мне кажется, что снижение показателя будет заметно уже в четвертом квартале 2020-го и в 2021 году», — говорит она.

В ситуации кризиса растет неопределенность, поэтому инвестиции в его острой фазе всегда сдержанные, продолжает эксперт. Хотя снижение стоимости денег призвано стимулировать вложения в будущее расширение производства. «Судя по тому, что крупных greenfield-проектов в агросекторе в 2020 году было заявлено немного, инвесторы пока осторожны. По мере выхода из кризиса и роста контроля за пандемией инвестиции должны начать постепенно восстанавливаться», — полагает она. Правда, таких крупных инвестиционных идей, как в 2005—2018 годы, когда развитие было направлено на импортозамещение, на агрорынке сейчас нет, добавляет Снитко.

«Русагро» перенесла ряд инвестиций на следующие годы для уменьшения рисков из-за роста неопределенности, подтверждает Басов. При этом, по его словам, новых точек роста бизнеса сейчас нет: по-прежнему важными являются новые технологии, новые продукты, экспорт и консолидация. «Агрокомплекс», напротив, не корректировал планы. «У нас есть разработанный стратегический план инвестиций до 2025 года, мы его придерживаемся», — уточняет Евгений Хворостина.

«Эко-культура» постоянно корректирует планы, выбирает новые регионы присутствия, движется в направлении диверсификации продукции. Это стандартный рабочий процесс крупного холдинга, не связанный с пандемией, подчеркивает Воронов. При этом он обращает внимание, что если для компании доступность заемного финансирования осталась на прежнем уровне, то в целом в овощеводстве наблюдается ее снижение, что связано с консолидацией отрасли вокруг крупнейших игроков рынка.

В этом году компания начала работу по новому проекту — производству ягод. Общая площадь будущего тепличного комплекса в Кабардино-Балкарии достигнет 100 га. «Сейчас мы в целом смотрим в южном направлении, выбираем новые площадки для комплексов, чтобы снизить себестоимость выпуска продукции за счет сокращения затрат на ассимиляционное досвечивание, — делится Воронов. — Кроме того, мы планируем обратиться в Минэкономразвития для получения поддержки — организации площадки по типу ТОСЭР с налоговыми льготами и компенсацией капзатрат на инфраструктуру».

Группа «Ресурс» тоже не заметила изменений в плане доступности кредитов, при этом их стоимость в среднем снизилась на 1,5% годовых, говорит директор по продажам и стратегическому развитию компании Дмитрий Антонов. Среднесрочные инвестиционные планы холдинга не изменились. В этом году он провел ряд M&A-сделок: стал собственником активов компании «Уральский бройлер» в Оренбургской области, приобрел МЭЗ «Донское золото» в Ростовской области, мясоперерабатывающий комплекс в Калмыкии.

«На протяжении нескольких лет в Ростовской области и Ставропольском крае мы занимаемся выращиванием овец мясошерстных пород и ведем селекционную работу для повышения качества маточных стад, увеличения плодовитости и улучшения показателей шерсти, — рассказывает Антонов. — Поголовье овец в этих хозяйствах сейчас превышает 14 тыс. животных, включая ягнят. В планах компании довести этот показатель до 50 тыс. голов маточного стада. Кроме того, мы планируем развитие проекта по КРС. Соответственно, предполагается, что мясоперерабатывающий комплекс может стать основой для организации производства продукции из баранины и говядины для реализации на внутреннем и внешнем рынках».

Также в этом году группа в 1,5 раза увеличила земельный банк и купила ряд линейных элеваторов и других важных с точки зрения логистики объектов. В ноябре начал работу распределительный центр ГАП «Ресурс» в Домодедове на базе холодильного комплекса «Лесстор», реализуется проект по изменению производственной логистики и установке нового оборудования на четырех перерабатывающих комбинатах компании (Ставропольский край, Тамбовская область) для увеличения объемов выпуска продукции и расширения ассортиментной линейки, в том числе экспортной. «Кроме того, в Тамбовской области мы продолжаем строительство двух дополнительных площадок для выращивания бройлеров», — перечисляет Антонов.

«Эссен Продакшн АГ» инвестировал 8 млрд руб. в кондитерскую отрасль, но в этом году сфокусировался на доработке и модернизации существующих мощностей. «Были исполнены контракты, заключенные на 2020 год, но суммарно мы сдвинулись по графику примерно на шесть месяцев, приостановив монтаж и запуск трех линий, — говорит Барышев. — Они уйдут на первый квартал 2021 года и после запуска начнут производить инновационные продукты». Те линии, которые имеют схожий элемент с прошлыми, компания сможет наладить дистанционно и к декабрю надеется начать выпуск сладостей. Поскольку 2021 год будет непростым, компания с осторожностью смотрит, как будет меняться рынок, чтобы затем принимать решения по закупке новых линий, добавляет Барышев. «Возможно, когда выставочный бизнес оживет после пандемии, мы закупим еще три линии, которые станут действительно инновационными для нашего рынка», — добавляет он.

Из-за сложной эпидемиологической ситуации в стране и мире, а также роста курса иностранной валюты «Комос Групп» пришлось пересмотреть параметры нескольких инвестиционных проектов, требующих поставки современного импортного оборудования, а реализацию некоторых проектов даже перенести на следующий год, говорит Шутов. При этом доступность заемного финансирования для холдинга не изменилась. «Финансирование предприятий АПК кредитные организации считают низко рискованным: несмотря на кризисы и глобальные негативные явления в экономике, спрос на продукты питания почти всегда остается стабильным, — объясняет он. — Соответственно, все средства, которые были необходимы для финансирования как текущей деятельности, так и инвестиционных проектов холдинга были привлечены почти в полном объеме».

Виталий Тимкив

Экспорт и цифровизация как точки роста

По мнению Надежды Селезневой, ключевым драйвером роста АПК продолжит быть экспорт. При этом его структура изменяется в сторону еще большей доли сырьевых товаров с низкой добавленной стоимостью (зерновые, рыба, подсолнечное масло), что связано со снижением мирового платежеспособного спроса и роста конкуренции, обращает внимание она. Директор центра компетенций в АПК КПМГ в России и СНГ Илья Строкин тоже отмечает активизацию экспортной повестки как у компаний, уже работающих в этом направлении, так и у тех, кто ранее не думал о внешних рынках. «Это в том числе связано как с развитием государственных институтов, поддерживающих экспорт и открывающих для России зарубежные рынки, так и с появлением положительных кейсов выхода на новые рынки игроков российского АПК», — поясняет он.

Правда, Минсельхоз в ноябре подготовил обновленную версию паспорта федерального проекта по экспорту продукции АПК. Теперь достижение целевого показателя по поставкам за рубеж сельхозсырья и продовольствия на $45 млрд переносится с 2024 года на 2030-й. Новый ориентир на 2024 год — $34 млрд.

Также КПМГ видит много инициатив по оптимизации бизнес-процессов и их цифровизации, что, по мнению Строкина, тоже связано с успехом агрохолдингов-первопроходцев, которые смоги показать их эффективность. Пандемия COVID-19 ускорила тренды, связанные со структурными изменениями отрасли: диверсификация цепочек поставок (как со стороны поставщиков, так и со стороны сбыта), усиление вертикальной интеграции, снижение зависимости от импортных средств производства, продолжение цифровизации для оптимизации производственных затрат, перечисляет Селезнева. «Как и во всех других секторах экономики, в аграрном секторе в этом году повысился интерес к виртуальным платформам взаимодействия с клиентами и поставщиками средств производства и услуг», — добавляет Дмитрий Рылько.

«Путем цифровизации мы идем очень активно и видим в этом огромный как экономический, так и управленческий эффект, — рассказывает Евгений Хворостина. — В частности, в этом году мы автоматизировали процессы в животноводстве, внедрили самые современные программы по управлению стадом, по учету и расходу кормов в режиме онлайн, перешли на так называемый „принцип цифровой коровы“». Также «Агрокомплекс» считает точкой роста для себя развитие экспорта почти всей своей продукции.

«Комос Групп» весной была вынуждена скорректировать ряд экспортных планов, однако благодаря улучшению эпидемиологической ситуации к лету компания не только осуществила все запланированные отгрузки, но и расширила международные связи. «В течение года в Китай было поставлено несколько партий молочной продукции, была отправлена пилотная партия мороженого в Узбекистан, в ноябре отправлена еще одна, — рассказывает Шутов. — Сейчас сразу несколько наших производств проходят аттестацию в Россельхознадзоре, и в ближайшем будущем география нашего экспорта расширится на такие страны как США, Гонгконг, Вьетнам, ОАЭ. Кроме молочной продукции мы планируем экспортировать яйцо, мясо птицы и свинину. По многим направлениям уже подписаны экспортные контракты».

Сейчас очень благоприятное время для компаний, активно развивающих внешнеэкономическую деятельность, подтверждает Леонид Барышев. «Мы наблюдаем активный рост канала ВЭД и расширяем это направление деятельности: в этом году увеличили экспортную составляющую на 11% — это 3,5 млрд руб., достаточно серьезная сумма в разрезе татарстанского вывоза, — оценивает он. — Причем мы продаем конечный брендовый продукт, который будет конкурировать и в будущем, таким образом создаем платформу для продаж наших продуктов с долгосрочными контрактами». Кроме того, в этом году «Эссен Продакшн АГ» увидел дополнительные возможности в развитии online торговли. «Нельзя не отметить и рост формата hard-дискаунтеров, который ежегодно увеличивает свою долю. Пандемические настроения только подталкивают этот канал к двузначным приростам. Это новая действительность, с которой нужно работать уже сегодня», — подчеркивает Барышев.

Крупные компании уязвимы перед пандемией

Наталья Шагайда, директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС, д. э. н.

В целом сельское хозяйство до сих пор хорошо проходило испытание пандемией, продовольственная система выдержала ажиотажный спрос первого квартала. Правда, пострадали микропроизводители, когда были случаи ограничения движения автотранспорта между регионами. Пострадали те, к кому не приехали перекупщики, ориентированные на маленькие рынки, кафе, рестораны, которые были закрыты. Пострадали те, кто выращивал цветы, тепличные овощи с коротким сроком реализации.

Во всем мире уязвимыми оказались мясоперерабатывающие заводы: в ходе мирового исследования были выявлены огромные проблемы с заболеваниями на них — от США до Австралии. Это создало новую повестку — несколько раз The Guardian публиковала материалы, задаваясь вопросом стабильности нынешней системы, в которой доминирует несколько крупных международных компаний. Невероятно, что в такой ситуации российские лидеры рынка с сотнями наемных работников в закрытых помещениях оказались недосягаемы для вируса, во всяком случае, информации о проблемах на таких производствах — огромных мясокомбинатах и животноводческих комплексах — не было. Но, опираясь на международный опыт, такого рода предприятия уязвимы.

 Для лидеров рынка год сложился успешно

Для группы агропредприятий «Ресурс» этот год складывается весьма успешно, компания работает в штатном режиме и эффективно решает все поставленные задачи вопреки любым сложностям, доволен Дмитрий Антонов. Хотя в этом году выросла неопределенность и ценовая волатильность, сделанные в прошлые годы инвестиции позволят «Русагро» по большинству направлений получить рекордные производственные и финансовые показатели, говорит Максим Басов.

«С точки зрения сельхозпроизводства этот год непростой: мы столкнулись с возвратными заморозками, с небывалой засухой, поэтому был недополучен урожай почти всех агрокультур — как от плана, так и от традиционного уровня нашей урожайности, — делится Евгений Хворостина из «Агрокомплекса» им. Н. И. Ткачева. —  Однако увеличение цен на продукцию нивелировало эти факторы, поэтому мы намерены закончить год лучше, чем прошлый: планируем улучшение финансового результата группы компаний ориентировочно на 10%».

Для «Эссен Продакшн АГ» 2020-й стал успешным, компания ожидает увеличения выручки на 15%. «Мы продолжаем сохранять лидирующие позиции среди производителей майонеза в России, наращивать объемы в кондитерском производстве, рассматриваем возможности сделок M&A бюджетом до 1 млрд руб., — делится Леонид Барышев. — Закуплены и установлены новые линии для развития канала HoReCa. Когда пандемические ограничения будут сняты, этот канал сбыта покажет активный рост в 2021—2022 годах».

В условиях пандемии весной заводы «АФГ Националь» более месяца работали в круглосуточном режиме, чтобы обеспечить бесперебойные поставки риса и круп в розницу на фоне ажиотажного спроса, рассказывает заместитель гендиректора агрохолдинга Андрей Белянкин. Несмотря на все сложности с погодой, всем растениеводческим подразделениям холдинга в основном удавалось соблюдать графики посевных работ, однако негативное влияние погодных факторов компания все-таки ощутила. «В этом году из-за резких перепадов температур пострадали производители картофеля в ЦФО — как по части объемов, так и качества урожая. Многие отмечают большое количество мелких клубней, которые торговые сети неохотно принимают к реализации, — говорит Белянкин. — В нашем урожае доля мелкокалиберного картофеля не превышает 15%, что позволяет нам иметь более выигрышные позиции».

Также для работы в условиях дефицита воды в Краснодарском водохранилище в период выращивания пришлось пересмотреть планы и графики работ в целях оптимального использования водных ресурсов. В хозяйствах «АФГ Националь» было установлено семь насосных станций для перекачки воды со вторичного сброса в оросительные каналы. Тем не менее, компания смогла обновить прошлогодний рекорд по валовому сбору риса — урожай увеличился на 3,1 тыс. т до 236,6 тыс. т. «А на будущий год нам придется частично отказаться от сева риса на рисовых системах, расположенных на самых высоких отметках относительно уровня моря, куда подача воды невозможна или крайне затруднительна», — говорит Белянкин. Прогноз по ценовой конъюнктуре на мировом рынке риса также оптимистичен, добавляет он. «Нехватка среднезерного риса в Турции на фоне сокращения посевных площадей и снижения урожая, а также высокие цены в Европе из-за неурожая в Португалии и Испании рождают хороший спрос на российский среднезерный рис», — отмечает Белянкин.

Несмотря на весенние заморозки в Краснодарском крае, от которых серьезно пострадали многие плодоводы, урожай яблок в садах «АФГ Националь» оказался на 40% выше плана и достиг 30 тыс. т, продолжает Белянкин. «Мы будем продолжать закладку садов — комментирует он. — Также строим плодохранилище на 15 тыс. т с линией для сортировки фруктов, объем инвестиций превышает 1 млрд руб.».

По оценке Белянкин, в этом году складывается благоприятная конъюнктура на рынках риса, яблок, картофеля и овощей открытого грунта, а также сахара — отрасль возвращается в плюс из отрицательной рентабельности. Однако часть доходов сельхозпроизводителей от реализованной продукции будет «съедена» ростом валютного курса, который пропорционально отразится на стоимости посевной 2021 года, обращает внимание топ-менеджер. 

По словам Андрей Шутова, «Комос Групп» в этом году заложила основу для достижения одной из своих главных стратегических целей — увеличения объема переработки молока до 1 тыс. т в сутки. «Это стало возможным благодаря реализации сразу нескольких инвестиционных проектов на молочных площадках. Крупнейшими проектами являются модернизация действующего производства сыров на Кезском сырзаводе и реконструкция Казанского молочного комбината, — поясняет он. — Несмотря на нестабильную экономическую обстановку, мы приняли решение не останавливать начатые проекты, так как они являются ключевыми. Проведенные работы уже позволили увеличить объемы переработки молока субхолдингом до 558,5 тыс. т, что на 8,2% превышает показатель предыдущего года». Кроме того, агрохолдинг на 4,6% до 1,2 млрд штук увеличил производство яйца. Также в течение года агрохолдинг строил новый консервный цех на мясокомбинате «Восточный». «После окончания строительства цех станет самым большим консервным производством в Удмуртии. Работы планируется завершить в следующем году», — уточняет Шутов. Также за счет непрерывности инвестиционной политики и налаживания экспортных связей в этом году компания рассчитывает на рост финансовых показателей.

Правда, весной у агрохолдинга были опасения относительно возможных срывов импортных поставок. «Часть сырьевых компонентов, а также упаковочный материал закупаются за рубежом, и мы ожидали логистических сбоев, связанных с закрытием границ. Но рады отметить, что наши негативные ожидания не подтвердились, все партнеры агрохолдинга сработали очень оперативно, и необходимые материалы были доставлены точно в срок», — доволен Шутов.

Цены выросли, а доход под вопросом. Падение урожайности агрокультур в отдельных хозяйствах было настолько сильным, что его не сможет компенсировать даже высокая стоимость продукции (источник: портал Агроинвестор / https://www.agroinvestor.ru/)

Засуха 2020 года не дала аграриям получить рекорд по зерновым, заметно сократила сборы масличных и сахарной свеклы. Недобор урожая немного сгладили хорошие закупочные цены. Средняя рентабельность в отрасли по итогам 2020 года может вырасти на 10-14% по сравнению с показателем 2019-го, но так повезет не всем аграриям. В то же время усиление государственного контроля за экспортом сулит в будущем снижение инвестиций в растениеводство и сокращение маржи

2020 год для растениеводства эксперты и аграрии характеризуют как «трудный, но неплохой». Погодные аномалии в виде теплой и сухой зимы, продолжительной весенней (а на юге — и летней) засухи привели местами к значительным потерям урожайности всех агрокультур. Но итоги уходящего года для разных регионов и производств выглядят очень пестро.

Погодные аномалии повлияли на результаты

Одной из главных интриг на протяжении первого полугодия было состояние озимых посевов. С января-февраля во многих районах, где выращивается озимая пшеница, наблюдался дефицит влаги. «На юге и в центральной части страны зима была европейского типа — мягкая, зачастую с положительными температурами, и осадков было немного. Дожди пошли только в апреле, но в южных регионах при этом еще и резко похолодало, — вспоминает руководитель зернового направления Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Олег Суханов. — Возвратные холода, а подобных ранее никогда не наблюдалось, привели к повреждениям колоса, которые не были заметны сразу. Только в мае выяснилось, что его просто нет». В наибольшей степени от этого пострадали Ставропольский и Краснодарский края, в меньшей — Ростовская и Волгоградская области, но так или иначе «прихватило» весь юг. В результате, например, на Ставрополье урожайность пшеницы снизилась на 34% до 25 ц/га по отношению к уровню прошлого года, а валовый сбор составил 4,3 млн т в сравнении с 6,4 млн т годом ранее. На Кубани урожайность главной зерновой культуры опустилась на 21% до 49 ц/га, а ее производство — до 8 млн т в сравнении с 9,3 млн т в 2019-м.

В то же время в центральных регионах России и Поволжье в мае пошли дожди, в июне и июле погода была благоприятной, за счет этого и сбор с гектара, и урожай зерна выросли. Так, ЦФО прибавил 32% до 48 ц/га при урожае 23 млн т в сравнении с 17,3 млн т годом ранее. В ПФО урожайность поднялась на 70% до рекордных 28 ц/га при валовом сборе порядка 19 млн т (в 2019-м — 11,5 млн т).

В Сибири и на Урале ситуация изначально тоже выглядела тревожно и ожидалось снижение производства, продолжает Суханов. Но оба региона неожиданно показали неплохой результат: в СФО сбор превысил прошлогодний, в УФО снизился, но все же не так сильно, как ожидалось, отмечает он. Большие потери яровой пшеницы ожидались в Сибири, подтверждает директор аналитического центра «СовЭкон» Андрей Сизов. Но по факту спад в западной части округа был компенсирован рекордной урожайностью в восточной. «Забавный парадокс: в этом году урожайность в Красноярске выше, чем на Ставрополье, на 20%, такого не было никогда, и сложно вообще было себе представить, что такое возможно!» — восклицает эксперт.

Несмотря на негативное влияние погодных факторов в период уборки, средняя урожайность зерновых получилась выше, чем в прошлом году (за исключением юга), комментирует директор информационно-аналитического департамента Российского зернового союза (РЗС) Елена Тюрина. Особенно заметно вырос сбор с гектара пшеницы: если по всем зерновым прибавка составила 3,7%, то по пшенице — 7,1% (30,4 ц). Урожайность ячменя увеличилась на 6% до 26,9 ц/га. Что касается всего производства, то, учитывая рост посевных площадей под озимыми зерновыми на 5,8%, страна вполне могла претендовать на рекорд, обращает внимание эксперт.

Интрига с погодными аномалиями и состоянием посевов завершилась к уборке, по итогам которой страна получила второй в истории урожай зерна. «С учетом коэффициента рефакции, вероятно, в этом году можно говорить об урожае не ниже 83,6-84 млн т пшеницы, что почти на 10 млн т больше уровня прошлого года (74,4 млн т)», — считает Суханов. По ячменю сбор сопоставим с уровнем 2019-го — 21 млн т против 20,5 млн т соответственно. Оценка ИКАР всего урожая зерновых на начало ноября составляла 129,5 млн т. РЗС говорил о 83,6-84 млн т пшеницы в весе после доработки, 22 млн т ячменя, 132,8 млн т всех зерновых и зернобобовых. Прогноз аналитической компании «ПроЗерно» на начало ноября составлял 130,4 млн т зерна, «СовЭкона» в это же время — 133,5 млн т, из них 85,3 млн т пшеницы и 21,1 млн т ячменя.

Дожди, которые реанимировали озимые в центре, Поволжье и отчасти в Сибири, не спасли посевы подсолнечника и кукурузы. «Юг из этого списка вычеркнули сразу, спасение для этих агрокультур не пришло. Казалось, что в Черноземье и ПФО посевы должны выправиться, но в итоге и там восстановления не случилось», — констатирует гендиректор «ПроЗерна» Владимир Петриченко. Такая же ситуация наблюдалась на Украине: там тоже ожидали хороший урожай подсолнечника и кукурузы, но производство потерпело «колоссальный крах». Если изначально Минсельхоз США прогнозировал, что Украина соберет 39 млн т кукурузы, то в ноябре ведомство снизило прогноз до 28,5 млн т. По мнению эксперта, в лучшем случае соседняя страна может собрать не более 26 млн т (в 2019-м — 35,8 млн т). То же самое и с подсолнечником: первые ожидания Минсельхоза США находились для Украины на уровне 17,5 млн т, затем оценка опустилась до 14 млн т. «На начало ноября там было обмолочено 95% площади подсолнечника, собрано в бункерном весе 12,1 млн т, — знает Петриченко. — Получается, крупнейший мировой производитель подсолнечного масла в этом году получит на 4 млн т сырья меньше, чем в 2019-м, когда было собрано 16,5 млн т».

Ноябрьский прогноз эксперта на урожай кукурузы в России составляет 13,3 млн т. Однако с учетом сухой осени, которая позволяет вести уборку с небольшими потерями, оценка может быть повышена до 13,4-13,5 млн т, не исключает он. «СовЭкон» ожидает, что производство кукурузы в стране приблизится к 13,7 млн т. Несмотря на рост посевов данной агрокультуры на 8%, ее средняя урожайность снизилась на 14% по сравнению с прошлым годом и составила 51 ц/га, добавляет Тюрина. РЗС прогнозирует, что валовый сбор кукурузы будет в пределах 13,2 млн т, что на 5,5% меньше, чем в 2019-м.

Производство подсолнечника в 2020 году «ПроЗерно» оценивает в 12,2 млн т (в 2019-м — 15,4 млн т). Снижение объема сбора произойдет из-за сокращения урожайности почти на 20% до 14,4 ц/га и площади сева на 1,2% до 8,5 млн га, поясняет Петриченко. Оба этих фактора могли стать следствием неопределенности на рынке из-за ограничений экспорта масличных, обращает внимание Сизов. Масложировой союз России всячески лоббирует снижение вывоза за рубеж подсолнечника и рапса путем повышения экспортной пошлины. С марта в стране действовали и неформальные ограничения поставок подсолнечника на внешние рынки, когда экспортерам под разными предлогами задерживали или отказывали в выдаче фитосанитарных сертификатов. А с апреля по июнь вывоз данной агрокультуры за пределы ЕАЭС был ограничен, после чего до 1 сентября действовал разрешительный режим. Все это нервировало рынок. «В результате отдельные хозяйства сэкономили на семенах, удобрениях, обработках, что повысило зависимость от погодного фактора, — считает эксперт. — Плюс сократились площади под подсолнечником, которые до этого неуклонно росли с 2015 года».

Впрочем, эти же погодные условия не помешали России получить рекордный урожай рапса и близкий к рекордному сбор соевых бобов, подчеркивает Владимир Петриченко. В начале ноября производство первого он оценивал в 2,6 млн т. Причем такой результат был достигнут несмотря на сокращение посевов на 2,3%. «Площади сои уменьшились даже больше — на 8%, — говорит эксперт. — Но благодаря тому, что урожайность выросла на 9%, валовой сбор соевых бобов в стране может быть около 4,38 млн т». ИКАР тогда же прогнозировал, что урожай рапса составит 2,65 млн т, сои — 4,26 млн т.

На экспорте работал «пылесос»

Одним из главных факторов влияния на бизнес растениеводов в 2020 году Сизов называет вмешательство государства в регулирование рынков. Разрешительный режим на вывоз подсолнечника был искусственным запретом, потому что компании не знали, как получить разрешение на экспорт, и отгрузки тогда практически остановились, напоминает Владимир Петриченко. Несмотря на это в течение сезона-2019/20, по оценке «ПроЗерна», из страны вывезли 1,56 млн т подсолнечника, в том числе 1,1 млн т за пределы Таможенного союза. «Это рекордный показатель, он превысил прогнозируемый объем (900 тыс. т) и цифры предыдущего сельхозгода, когда за рубеж было отправлено 361 тыс. т», — уточняет эксперт. Такой высокий объем отгрузок он объясняет эффектом «пылесоса»: накануне введения запретного механизма на рынке возник ажиотаж, что привело к росту цены на подсолнечник. Сейчас ожидание повышения пошлины с 6,5% до 30% с января следующего года тоже стимулирует поставки: в октябре вывоз составил 194 тыс. т против 44 тыс. т годом ранее. В целом за сезон-2020/21 экспорт подсолнечника может составить 600-700 тыс. т, но до введения ограничений отгрузки могут ускориться, а их общий объем достичь по итогам текущего сельхозгода 800 тыс. т, с учетом Казахстана — 1 млн т. ИКАР оценивает объем внешних продаж в 510 тыс. т.

Рынок зерна в этом году также подвергался регулированию. С 1 апреля по 30 июня поставки были ограничены введением квоты в 7 млн т. «Механизм квотирования явных ограничений для фактического экспорта не принес, — комментирует Суханов. — Даже если бы квоты не было, вряд ли бы из страны вывезли заметно больший объем. Последствия для рынка были только в том, что у ряда поздно спохватившихся компаний возникли проблемы с получением квоты для вывоза ранее законтрактованных объемов, что обернулось дефолтами и финансовыми потерями».

РЗС отметил сокращение количества экспортеров зерна в период действия квоты: в июне 2019 года насчитывалось 65 компаний, в июне 2020 года их осталось 25, а к июлю только 9. «По итогам октября мы видим на рынке 45 компаний-экспортеров. Не все смогли вернуться на рынок», — отмечает Тюрина. По ее мнению, в будущем квотирование экспорта сулит нарушением закона свободной конкуренции. У аграриев становится меньше возможностей для выбора покупателя, в перспективе это может привести к снижению цен и рентабельности сельхозпроизводства.

Механизм квотирования экспорта зерновых вызвал неопределенность на рынке, а квота была разобрана на 70% буквально за 1,5-2 дня, напоминает Владимир Петриченко. Реализованная схема оказалась непродуктивной и привела к тому, что из страны было вывезено больше зерна, чем планировалось: по данным ФТС, 7,2 млн т. Причиной превышения объема выделенной квоты эксперт называет залповый вывоз перед 1 апреля: «Все стремились успеть, пока не закрыли шлагбаум». В итоге в марте 2020 года было экспортировано 4,27 млн т зерна против 3,7 млн т в том же месяце годом ранее и 2,55 млн т в марте 2018-го. Для сравнения, в феврале уходящего года вывезено 2,2 млн т зерна, в апреле — 5,57 млн т. «Возникает вопрос, за что выступают авторы квоты — за регулирование рынка или психоз, и кому он выгоден?» — интересуется Петриченко.

11 ноября Минсельхоз разместил в базе нормативных актов проект постановления о введении количественного ограничения на экспорт зерновых и с 15 февраля по 30 июня в следующем году. Квота определена в размере 15 млн т. Тюрина считает, что этот фактор также обусловит увеличение темпов экспорта зерна в последние два месяца 2020 года. «Предполагаю, что в ноябре и декабре объемы поставок будут больше прошлогодних, хотя обычно в эти месяцы происходит сезонное снижение, связанное с погодными условиями, — разъясняет она. — Если в ноябре 2019 года было отгружено 2,5 млн т пшеницы, а в декабре — 2,3 млн т, то в этом году эти показатели соответственно составят более 3 млн т и 2,7-2,8 млн т». По данным РЗС, за июль — октябрь вывоз уже составил 20 млн т. Таким образом, до Нового года может быть экспортировано порядка 60% объема пшеницы, прогнозируемого к вывозу в сезоне-2020/21.

ИКАР заметного ускорения темпов экспорта с июля по октябрь не отмечает. Объемы вывоза сопоставимы с показателями прошлого года, считает Суханов. «Рекордный экспорт был в сентябре, из-за того, что на рынок пришел большой объем нового урожая, а мировые цены в этот период бурно росли, — поясняет он. — Но в октябре темпы снова вернулись в норму». Экспортный потенциал в 2020/21 сельхозгоду эксперт оценивал в ноябре в 49,7 млн т зерна, включая 39 млн т пшеницы. Прогноз «ПроЗерна» — 50,1 млн т и 40 млн т соответственно, а также 4,2 млн т кукурузы и 4,8 млн т ячменя.

Что с маржой

Ключевым событием года стало перестроение мирового рынка растительных масел. Недобор подсолнечника в России и на Украине привел к тому, что подсолнечное масло вновь стало стоить дороже соевого и рапсового, рассказывает Владимир Петриченко. В октябре стоимость первого подскочила до $1 тыс./т. Внутренние цены на подсолнечник тоже выросли: в середине осени, по данным ИКАР, он стоил 34,3 тыс. руб./т с НДС (в это же время годом ранее — 17,8 тыс. руб./т). Аналогично поднялась стоимость и сои с рапсом — до 38,2 тыс. руб./т и 36 тыс. руб./т соответственно (в прошлом году — 23 тыс. руб./т и 26,8 тыс. руб./т).

Из-за неурожая в Европе с июля укрепляются и цены на зерно. Так, если в начале 2020/21 сельхозгода пшеница третьего класса на внутреннем рынке стоила 14,4 тыс. руб./т, четвертого — 13,8 тыс. руб./т, то уже в конце октября — 17,3 тыс. руб./т и 16,5 тыс. руб./т соответственно. Самая высокая цена в ноябре была в Краснодарском и Ставропольском краях (18,5-19 тыс. руб./т), а самая низкая — в Сибири (14-15 тыс. руб./т). «До конца года такая расстановка цен может коренным образом измениться: остатки интервенционного фонда в СФО распроданы еще в прошлом сезоне, рыночные запасы находятся на низком уровне, а интерес к сибирскому зерну высокий как со стороны местной переработки, так и на экспорт, — отмечает Суханов. — К тому же соседний Казахстан, вероятно, продолжит активно закупать пшеницу из этого округа. Поэтому в обозримой перспективе цены там могут существенно укрепиться».

Учитывая высокие закупочные цены на зерновые и масличные, эксперты прогнозируют рост рентабельности растениеводства в текущем году. Елена Тюрина полагает, что для зерновых данный показатель увеличится на 12-14% с учетом повышения расходов на энергоресурсы. На фоне подъема мировых цен по итогам года подрастет и выручка экспортеров (рассчитывается исходя из разницы между ценой закупки у производителей и ценой экспортного контракта). Если на 1 июля она была отрицательной, то в ноябре составляла уже $40/т.

Увеличения рентабельности крупных агропроизводств в 2020 году ожидает старший руководитель проектов, направление «Оценка и финансовый консалтинг» группы компаний SRG Татьяна Козлова. «Но есть угроза, что в дальнейшем девальвация «съест» часть маржи, — предупреждает она. — Поступательный рост цен на агрокультуры с общеэкономической точки зрения к хорошему не приведет: скорее всего, после Нового года последует виток инфляции и подъем стоимости товаров первой необходимости, что может сопровождаться убытками или нулевой рентабельностью у переработчиков». Эксперт напоминает, что в составе себестоимости у российских растениеводов пока достаточно высокая импортная составляющая — это и семена, и гербициды, и техника. Поэтому на фоне увеличения курсов валют при росте текущей доходности в этом году повысятся и затраты на будущий сев.

В целом уходящий год Козлова оценивает для аграриев неоднозначно: «Пандемия, ограничения экспорта, засуха создали нервозную атмосферу на рынке». При этом ценовая ситуация в течение года складывалась для производителей весьма благоприятно. Рост цен практически на все агрокультуры позволил аграриям чувствовать себя комфортно даже в период сбора урожая. Если цены и снижались, то очень незначительно. Однако из-за скачков курсов валют бюджеты по нереализованным инвестиционным проектам выросли, поэтому производители вынуждены сдвигать сроки их ввода либо вообще откладывать до лучших времен.

Рентабельность растениеводства в целом по итогам года будет очень хорошей, особенно для Поволжья и ЦФО, уверен Андрей Сизов. Для Сибири и юга — чуть лучше среднего. «Можно сказать, что проблемы с погодой были полностью компенсированы высокими рублевыми ценами на все растениеводческие позиции», — говорит он. Внутренние цены в текущем году поддерживаются высокими мировыми. Росту российских цен также способствует ослабление рубля.

Подъем цен благоприятно сказался на экономике отрасли, соглашается партнер компании «НЭО Центр» Владимир Шафоростов. Даже те хозяйства, которым не удалось достичь плановой урожайности, сохраняют финансовую стабильность благодаря высокой стоимости продукции. «Поэтому для растениеводства год в целом получился удачным, хотя он в достаточной мере удивил своей непредсказуемостью — взять хотя бы опасения продуктового дефицита, которые высказывались весной на фоне влияния карантинных мер на цепочки поставок», — приводит пример эксперт.

С тем, что растениеводы по большей части финансово чувствуют себя неплохо за счет хороших цен реализации, согласен Олег Суханов. «Но стоит понимать, что высокие эти цены не для всех, для многих ведь они действительно справедливые, — подчеркивает он. — Так, допустим, в Ставропольском крае есть немало хозяйств, которые получили себестоимость тонны пшеницы порядка 15-17 тыс. руб. и более по причине резкого падения урожайности до 10-15 ц/га из-за погодных катаклизмов, и вот для них говорить о приличной маржинальности в этом году, к сожалению, не приходится».

Сами аграрии оценивают 2020 год по-разному. Председатель совета директоров племенного завода «Комсомолец» (Забайкальский край) называет его очень сложным. При севе на полях предприятия не было достаточно влаги, дожди пошли только в июне, из-за этого наблюдались неравномерные всходы по всем выращиваемым агрокультурам. А в июле-августе осадки были почти каждый день, но они больше мешали, не давали выйти ни с опрыскиванием, ни с почвоообработкой, сетует руководитель.

Несмотря на проблемы с погодой, в хозяйстве получили урожайность пшеницы и ячменя выше средней по региону — 18-20 ц/га. Главной позицией для компании является рапс (занимает 20 тыс. га из общей посевной площади в 41 тыс. га), его сбор с гектара тоже увеличился до 12 ц/га. В 2019 году из-за сильной засухи и града «Комсомолец» получил еще меньше — около 5 ц/га).

В «Красном октябре» (Ростовская область) уменьшилась урожайность подсолнечника — с 27,7 ц/га до 17,5 ц/га. Чтобы компенсировать финансовые потери, предприятие решило попробовать часть урожая самостоятельно экспортировать. «Раньше мы уже отправляли за рубеж зерно, но по подсолнечнику в этом году будет первый опыт», — делился в начале ноября гендиректор компании Александр Шебалков. На тот момент предприятие только подготовило партию к отгрузке, поэтому оценить, насколько это окажется выгодно, руководитель не спешил. По его данным, на начало ноября экспортные цены подсолнечника достигали $510/т. На внутреннем рынке в конце октября агрокультура стоила менее 30 тыс. руб./т. «Российские цены тоже представляются интересными, но на показатели рентабельности растениеводства большое влияние оказывает курс доллара, поэтому говорить о глобальной выгоде я бы не стал, поскольку по итогам года нас может ждать рост затрат на пестициды и удобрения», — отмечал Шебалков.

Директор еще одного ростовского хозяйства «Гелиос» Владимир Литвинов рассчитывал, что рентабельность растениеводства в 2020 году может вырасти на 10% по отношению к 2019-му. «В течение августа-ноября средние цены реализации поднялись на 35-37% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, — делится он. — Сильнее всего подорожал подсолнечник (на 63%), кукуруза (на 42%) и озимая пшеница (на 33%). Вместе с тем выросла и себестоимость — за счет снижения урожайности и повышения технологических затрат». Урожайность подсолнечника в хозяйстве составила 23 ц/га (в 2019-м — 40 ц/га), кукурузы — 25 ц/га (35 ц/га). Сбор с гектара пшеницы, несмотря на засуху, получился на уровне прошлых лет. «В целом тот уровень цен, который сложился во второй половине года, компенсирует рост себестоимости и даже позволит развиваться, — надеется руководитель. — Есть и другие положительные моменты: впервые за последние пять лет выросла цена на горох на 24%, в прошлые годы она была на уровне себестоимости, а теперь его рентабельность оценивается в 5%».

«Черные лебеди» съели сахар

Еще более неоднозначно в этом году выглядит ситуация с сахарной свеклой. По мнению ведущего эксперта ИКАР Евгения Иванова, 2020 год запомнится свекловодам и всем остальным как год больших удивлений во всех отраслях и направлениях жизни. «Произошло колоссальное количество событий, которые, следуя теории Талеба, можно охарактеризовать как классические „черные лебеди” — труднопрогнозируемые, редкие, со значительными последствиями», — поясняет он.

Среди прочих растениеводческих направлений свеклосахарная отрасль в принципе не может похвастать стабильной доходностью каждый сезон. В уходящем году на сектор влияли два основных фактора: резкое снижение посевов свеклы до 927,8 тыс. га (годом ранее — 1,14 млн га) и невероятный для России рекорд по вывозу сахара. «Из крупнейшего в мире импортера данного продукта наша страна превратилась в значимого экспортера, отправив за рубеж около 1,5 млн т, что в 5,4 раза больше, чем в предшествующем сезоне, — говорит Иванов. — Представить себе такое еще буквально летом 2019 года казалось невозможным».

Но погодные сложности 2020 года добавили немало дегтя в перспективы сахарной отрасли. Погода сильно подвела — теплая и сухая зима привела к раннему севу. Последовавшие за этим заморозки, суховеи, град вылились в большую долю пересевов во многих регионах, от Ставрополья до Липецкой области, рассказывает эксперт. «А пересев — это рост расходов и однозначно снижение продуктивности, потому что вегетационный период у растений сокращается, они испытывают нехватку влаги, — обращает внимание он. — Затем добавилось сухое и жаркое лето: в ряде регионов с июля по октябрь не было ни одного дождя». В результате сильно пострадали юг и юго-восточные районы Центрального Черноземья. В большинстве регионов, кроме Волго-Урала и Алтая, резко сократилась продуктивность, снизилась урожайность и выход сахара при высокой дигестии.

К сентябрю стало очевидно, что Россия с трудом закрывает свой производственный баланс и, возможно, будет вынуждена импортировать сахар в больших объемах, чем обычно, предупреждает Иванов. «А поскольку недобор сырья в уходящем году отмечен и в соседних странах — на Украине, в Беларуси и Киргизии, цены на сахар взлетели, а производители свеклы в буквальном смысле выкручивали руки переработчикам, диктуя свои условия», — знает эксперт. Потенциальный урожай сахарной свеклы ИКАР в начале ноября оценивал в 33,4 млн т против 54,4 млн т в 2019-м. В это же время сахар на заводах стоил 42-47 руб./кг, годом ранее — 18-20 руб./кг.

По мнению Иванова, такая ситуация может оцениваться как благополучная для отдельных производителей свеклы и сахара в 2020 году, но не такая радостная для отрасли в целом. Возникает угроза избыточного роста посевов свеклы следующей весной, что опять может привести к существенному перепроизводству. «Несмотря на высокие цены, у многих свекловодов в этом году рентабельность будет все же под вопросом: на Ставрополье, в Ростовской и Воронежской областях отмечался колоссальный провал урожайности относительно прошлого года — на 38%, 43% и 39% соответственно (по данным на 10 ноября), — отмечал эксперт. — В регионах, где нет такого падения показателей ситуация более благополучная».

Потери урожая сахарной свеклы и пшеницы в этом году в хозяйствах компании Sucden были значительными. «В 2019 году урожайность главной зерновой культуры у нас была около 41 ц/га, а в этом — 33 ц/га, сахарной свеклы — 450 ц/га и 200-220 ц/га соответственно, — сообщает финансовый директор группы в России Глеб Тихомиров. — Основные проблемы возникли на Кубани и Ставрополье, а также в Ростовской области». В частности, по причине плохого урожая свеклы Тбилисский сахарный завод (Краснодарский край), входящий в группу, был сильно недозагружен сырьем. Себестоимость сахара топ-менеджер в текущем году оценивает в 50 тыс. руб./т с НДС. Для сравнения, в прошлом году она была около 23 тыс. руб./т.

Что касается сельхозпредприятий компании в центральной части России и в Поволжье, урожайность зерновых там была очень хорошая. Так, в Липецкой области собирали до 60 ц/га (в 2019-м — 40 ц/га). Однако того же опять-таки нельзя сказать про сахарную свеклу, которая также сильно пострадала от засухи. «Традиционно в конце августа — начале сентября в данном регионе происходит сильный прирост корня, но в текущем году его не было из-за полного отсутствия влаги в почве, — сетует Тихомиров. — Следствием этого стала низкая урожайность сахарной свеклы — 335 ц/га в зачетном весе против 410 ц/га в прошлом году».

В отличие от оптимистичных оценок экспертов, Тихомиров в уходящем году прогнозирует снижение рентабельности растениеводства на 10-15%. При этом падение не будет более серьезным только при условии стабилизации цен на тех же высоких уровнях, которые отмечались в октябре-ноябре, предупреждает он.

На Кубани в 2020 году перевыполнили на 28,9 млн долларов план по экспорту масложировой продукции (источник: портал Зерно Он-Лайн / https://www.zol.ru/)

В Краснодарском крае в 2020 году экспортировали масложировой продукции на сумму 337,8 миллиона долларов, сообщили «Новой Кубани» в региональном министерстве сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности. При этом изначально план составлял 309 миллионов долларов. Соответственно, итоговый показатель оказался выше на 9,4 процента, что в денежном эквиваленте составляет 28,9 миллиона долларов.

В 2019 году экспорт масложировой продукции также превзошел ожидания — при плане в 257 миллионов долларов он составил 285 миллионов долларов.

«Масложировая продукция высоко востребована на внешних рынках. С целью увеличения объемов ее производства в регионе создаются условия для наращивания сырья. В частности, растут площади сева таких масличных культур, как соя и рапс. К примеру, под урожай следующего года на 60% увеличены площади сева озимого рапса», — рассказали в минсельхозе Кубани.

Всего в этом году плановый показатель по агроэкспорту для Краснодарского края установлен в размере 2,522 миллиарда долларов. На сегодняшний день уже экспортировано продукции АПК на сумму свыше 2,1 миллиарда долларов.

Стоит также отметить, что в рамках реализации регионального проекта «Экспорт продукции агропромышленного комплекса» на Кубани производителям масличных культур направлено более 208 млн рублей субсидий. За субсидией уже обратилось более 100 заявителей. Прием документов продлится до 14 декабря.

Масло из амурской сои, произведённое на заводе в Хэйхэ, хотят продавать обратно в Россию (источник: портал Зерно Он-Лайн / https://www.zol.ru/)

Китайские компании получили возможность открывать дочерние предприятия в России благодаря льготам, предоставляемым экспериментальной свободной экономической зоной. И у них в планах через эти компании наладить экспорт продукции из Китая в Россию и страны ЕС.

Гендиректор китайской компании, которая строит масложировой комбинат на территории экспериментальной СЭЗ Хэйхэ в интервью Хэйлунцзянскому телевидению рассказал, о возможностях для развития приграничной торговли с Россией. По его словам они появились после визита председателя Китая Си Цзиньпина в провинцию Хэйлунцзян, строительство автомобильного моста через Амур, а также проведение 3-го Российско-китайского ЭКСПО в Екатеринбурге позволили значительно расширить возможности производства.

— Мы не ожидали, что у нас получится открыть несколько дочерних компаний в России, потому что законодательство в России, отношения между людьми отличаются от ситуации в Китае. Персоналом в России гораздо сложнее управлять, чем в Китае. Поэтому мы поначалу столкнулись с множеством сложностей», пишет Вiang.ru со ссылкой на заместитель гендиректора компании Чжоу Чжанвэня. — У нас в Амурской области арендовано 30.000 га земель. Мы ежегодно вывозим в Китай несколько десятков тысяч тонн культур (в основном сои), которые выращиваем в Амурской области.

Производимую продукцию завод собирается поставлять не только на китайский рынок, но и в Россию, а также на рынок стран ЕС.

Грузы из Китая в Россию после запуска международного моста через Амур будут проходить через новый беспошлинный логистический центр.

Украина. Цены на подсолнечник снижаются вслед за ценами на растительные масла (источник: портал OilWorld.ru / https://www.oilworld.ru/)

Вследствие дефицита подсолнечника в Украине сложилась ситуация, когда переработчики вынуждены дорого покупать сырье, не имея возможности продавать масло по высокой экспортной цене. Однако в последнее время на фоне падения цен на подсолнечное и другие растительные масла цены на подсолнечник также снизились.

Вчера закупочные цены на подсолнечник опустились на 100-200 грн/т до 19000-19500 грн/т с доставкой на завод после того, как подсолнечное масло подешевело до 1120-1150 $/т FOB. Производители, которым еще неделю назад предлагали за подсолнечник 19800-20200 грн/т, снова остановили продажи, поскольку после роста цены за месяц на 5000 грн/т стало неожиданным ее падение за неделю сразу на 1000 грн/т.

Высокие цены на растительные масла привели к снижению спроса со стороны импортеров, а улучшение погоды в Южной Америке устранило последний фактор поддержки цен.

Фьючерсы на пальмовое масло на бирже в Малайзии после пятничного спекулятивного роста на 3,4% вчера упали на 1% до 3305 ринггитов/т или 811,44 $/т на данных о сокращении экспорта пальмового масла по сравнению с октябрем на 16,5-18,9%.

На рынок давит снижение цен на китайской бирже Даляня на пальмовое масло на 2% до 6614 юаней/т, и на соевое – на 0,5% до 7725 юаней/т или 1175 $/т.

Сокращение спроса со стороны Китая давит на котировки соевых бобов и, особенно, масла на бирже в США, где фьючерсы на соевое масло упали на 2,3% до 831,5 $/т, продемонстрировав максимальное дневное падение двух последних месяцев.

Цены предложений аргентинского соевого масла после достижения уровня 1000 $/т FOB снизились до 950 $/т FOB, что усилило его конкуренцию с подсолнечным маслом, особенно на рынке Индии.

Снижение Индией импортной пошлины на неочищенное пальмовое масло (СРО) до 27,5% повысит спрос на него, что позволит восстановить утраченную из-за наращивания импорта соевого и подсолнечного масла долю рынка. Наибольшую выгоду получит индонезийское пальмовое масло, поскольку освобождение Малайзии от экспортной пошлины на СРО завершается 31 декабря 2020 г. А низкие цены на пальмовое масло в ближайшее время усилят давление на рынки соевого и подсолнечного масла.

АСЕАН и ЕС создали группу по решению проблем с поставками в Европу пальмового масла (источник: портал Зерно Он-Лайн / https://www.zol.ru/)

Конфликт возник в 2018 году после решения Брюсселя поддержать пакет мер, направленных на сокращение или полный запрет на использование пальмового масла при производстве биотоплива

Главы МИД стран - членов Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и Евросоюза договорились о создании совместной рабочей группы по обсуждению проблем поставок на европейский рынок пальмового масла. Об этом говорится в распространенном заявлении министра иностранных дел Сингапура Вивиана Балакришнана по итогам состоявшейся во вторник министерской встречи АСЕАН - ЕС.

"Руководствуясь духом взаимного сотрудничества в области производства растительного масла, мы приветствуем создание рабочей группы для решения возникших проблем", - отмечается в сообщении. Как ожидается, первое заседание состоится в январе будущего года.

Конфликт возник в 2018 году после решения Брюсселя поддержать пакет мер, направленных на сокращение или полный запрет на использование пальмового масла при производстве биотоплива. Власти Индонезии и Малайзии, которые производят 90% мировых объемов пальмового масла, неоднократно заявляли протест Евросоюзу.

Глава МИД Сингапура также подчеркнул, что стороны "признали серьезное экономическое влияние коронавируса и договорились укреплять связи между регионами для поддержки экономического восстановления после завершения пандемии". "По итогам прошлого года ЕС стал третьим по величине инвестором и торговым партнером для АСЕАН", - отметил Балакришнан.

Участники заседания также обсудили "вопросы сотрудничества в сфере кибербезопасности для создания открытой, безопасной, стабильной, доступной информационной среды и поддержки цифровой экономики АСЕАН", говорится в заявлении.

Бразилия не будет экспортировать сою в начале декабря (источник: портал Зерно Он-Лайн / https://www.zol.ru/)

Ассоциация экспортеров Anec заявила о том, что в период с 29 ноября по 5 декабря из бразильских портов не выйдет ни одно судно с грузом сои. Об этом сообщает агентство Зерно Он-Лайн.

В декабре отгрузки сои из бразильских портов традиционно низки, поскольку экспортный потенциал к этому времени обычно исчерпан.

Уборка нового урожая сои начнется в январе. Несмотря на засуху в ключевых штатах, Бразилия  может собрать рекордный урожай, который составит, по разным оценкам, 133-134 млн. т.

В ноябре т.г. Бразилия экспортировала 864,5 тыс. т сои, что намного меньше, чем в ноябре 2019 г. – около 4 млн. т.

Прогноз урожая сои в Бразилии повышен на 0,5 млн. т (источник: портал Зерно Он-Лайн / https://www.zol.ru/)

Консалтинговое агентство StoneX повысило прогноз урожая сои в Бразилии в сезоне  2020/21 до 133,9 млн. т, что на 0,5 млн. т больше, чем ожидалось месяц назад. Об этом сообщает агентство Зерно Он-Лайн.

Минсельхоз США в своем ноябрьском докладе оценил будущий урожай бразильской сои в 133,0 млн. т, что является рекордно высоким показателем и на 4 млн. т превосходит показатель сезона 2019/20.

Глава МИД Индонезии призвала ЕС справедливо относиться к пальмовому маслу (источник: портал Зерно Он-Лайн / https://www.zol.ru/)

Министр иностранных дел Индонезии Ретно Марсуди призвала Европейский союз (ЕС) обеспечить справедливое отношение к пальмовому маслу, сообщает Antara.

«Просьба Индонезии к Европейскому союзу о справедливом отношении к пальмовому маслу — разумная просьба. Индонезия не жертвует экологической устойчивостью только ради экономического развития», — заявила глава МИД Индонезии.

Ретно Марсуди пояснила, что по сравнению с другими растительными маслами, которые используются на 278 млн га земли, пальмовое масло используется только на 17 млн га.

Глава МИД Индонезии рассказала, что Юго-Восточная Азия является крупнейшим производителем пальмового масла в мире, на которое приходится 89% мирового производства. Эта отрасль также создала 26 млн рабочих мест в регионе, и более 40% плантаций масличных пальм находятся в ведении мелких землевладельцев в регионе. В Индонезии индустрия пальмового масла сократила бедность принесла 23 млрд долларов США в 2019 году.

Комиссия ЕС пришла к выводу, что масличная пальма вызывает массовое обезлесение во всем мире.

В заявлении министерства иностранных дел Индонезии говорится, что экологически чистое пальмовое масло является частью обязательств Индонезии, и ЕС должен применять принцип справедливости в этом вопросе.

Чтобы улучшить взаимопонимание и доверие к устойчивой и экологически чистой индустрии пальмового масла, страны Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и ЕС договорились сформировать совместную рабочую группу для обсуждения растительного масла.

«Я приветствую план проведения первой встречи совместной группы в январе 2021 года. Партнерство АСЕАН и ЕС в будущем должно и впредь поддерживать принцип взаимной выгоды для двух регионов, равной, чтобы построить расширенное стратегическое партнерство между АСЕАН и ЕС», — подчеркнула Ретно Марсуди.

Как сообщало ИА REGNUM, правительство Индонезии приглашает страны Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) к совместной работе на фоне борьбы с пандемией в регионе.

Франция планирует существенно расширить площади под высокопротеиновыми сельхозкультурами (источник: портал АПК-Информ / https://www.apk-inform.com/)

Минсельхоз Франции заявил о планах расширения площади сева высокопротеиновых сельхозкультур в целях снижения имопртозависимости от поставок сои из стран Южной Америки, сообщает Reuters

Как уточнили в министерстве, к 2022 г. площади сева указанных культур планируется увеличить примерно на 40% в сравнении с текущим уровнем.

Для этого Франция инвестирует около 100 млн евро (около $119,79 млн) в агросектор, которые будут направлены на стимулирование интереса аграриев страны к выращиванию высокопротеиновых культур, а также на проведение необходимых научных исследований в данной сфере.

Индия в текущем сезоне увеличит импорт пальмового масла (источник: портал АПК-Информ / https://www.apk-inform.com/)

Согласно ожиданиям экспертов Oil World после снижения таможенной импортной пошлины на сырое пальмовое масло на 10% - до 27,5% Индия может повысить импорт продукта в ближайшие месяцы, преимущественно за счет сокращения закупок соевого масла.

Так, аналитики повысили прогноз импорта пальмового масла Индией в 2020/21 МГ на 0,2 млн тонн - до 8,9 млн тонн, что также на 1,3 млн тонн выше показателя в предыдущем МГ (7,7 млн тонн). При этом прогноз импорта соевого масла был несколько понижен – на 0,2 млн тонн, до 3,7 млн тонн, что, тем не менее, остается максимальным показателем за последние 5 лет.

Что касается импорта подсолнечного масла, то, по прогнозам экспертов, поставки данного продукта в страну в текущем сезоне могут значительно снизиться – на более чем 20% в год, до 1,95 млн тонн.

Всего в 2020/21 МГ импорт растительных масел Инидей может увеличиться на около 5-6% в год - до 14,8 млн тонн.

В первой половине 2021 года рост цен на пальмовое масло сохранится (источник: портал АПК-Информ / https://www.apk-inform.com/)

Согласно прогнозу Совета стран-производителей пальмового масла (CPOPC), цены на данную продукцию продолжат повышательную динамику в первой половине 2021 г., что в основном будет обусловлено влиянием природного явления Ла-Нинья, сообщает Sharenet.

Эксперты отмечают, что мировое предложение пальмового масла в первые месяцы 2021 г. будет ограниченным по причине сокращения объемов его выработки в странах Юго-Восточной Азии из-за продолжительных неблагоприятных погодных условий (сильные осадки), вызванных Ла-Нинья.

Кроме того, поддержку ценам будет оказывать снижение предложения соевого, подсолнечного и рапсового масел по причине неблагоприятных погодных условий, что может стимулировать импортеров к закупке более дешевого пальмового масла.

Что касается потребления пальмового масла ключевыми импортерами, то КНР и Индия на текущий момент проявляют активный интерес к закупкам продукта ввиду невысоких запасов растительных масел в указанных странах. Однако Индия, по мнению CPOPC, может снизить импорт данного продукта при условии высокого внутреннего производства масличных культур. Потребление пальмового масла странами ЕС может снизиться на фоне пандемии коронавируса и обусловленного ею локдауна.