ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ 30.06.2022 г.

ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ 30.06.2022 г.

В 2022 году в России ожидается рекордный урожай масличных (источник: портал Агроивнестор / https://www.agroinvestor.ru/)

Большие переходящие запасы могут обернуться для аграриев потерями.

В 2022 году в России будет собран рекордный урожай масличных культур — почти 27 млн т. Об этом рассказал гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько на агрофоруме «День сибирского поля», сообщает ТАСС. В прошлом году валовой сбор масличных в России составил более 23 млн т, что также стало рекордом. По этой причине у аграриев остались значительные переходящие запасы, что, по словам Рылько, может обернуться потерями для аграриев.

Неделю назад аналитический центр «Русагротранса» прогнозировал, что валовой сбор основных масличных в России в 2022 году может достигнуть 24,4 млн т. В том числе валовой сбор сои оценивается на рекордном уровне — 5,2 млн т против 4,8 млн т в 2021 году, сообщал портал поле.рф. Такой прирост ожидается в основном за счет центральных регионов, где наблюдаются достаточные запасы влаги, которые позволят реализовать потенциальную урожайность.

Также аналитики ожидают максимальный урожай рапса — 3,7 млн т против 2,8 млн т в 2021 году — за счет увеличившейся посевной площади и высокой урожайности. Однако производство подсолнечника в России, по оценкам аналитиков «Русагротранса» составит примерно 15,5 млн т, что будет на 140 тыс. т ниже прошлогоднего рекорда. При этом посевы подсолнечника в основном регионе производства — Приволжском федеральном округе — превысят уровень прошлого и достигнут 4,5 млн га против 4,3 млн га, а в Центре, на Юге и в Сибири незначительно снизятся, оценивали эксперты.

Между тем, оптовые цены на подсолнечник и масло в России вновь опустились до минимума и пока останутся на таком уровне. Об этом говорится обзоре аналитического центра «СовЭкон». Так, по итогам прошлой недели подсолнечник подешевел на 1225 руб. до 28450 руб. за тонну (без НДС), подсолнечное масло — на 7850 руб. за тонну до 79825 руб. за тонну (включая НДС). Цены на подсолнечник находятся на самом низком уровне с сентября 2020 года, на масло — с ноября 2020-го, отмечается в сообщении.

Пошлину на экспорт подсолнечного масла и шрота из РФ могут продлить на год (источник: портал Зерно Он-Лайн / https://www.zol.ru/)

Пошлина на экспорт подсолнечного масла и подсолнечного шрота из РФ может быть продлена на год, до 31 августа 2023 года. Это следует из проекта постановления правительства, с которым знакомы насколько участников агрорынка.

Проект предусматривает перевод расчета экспортных пошлин на эту продукцию, а также на пшеницу, ячмень и кукурузу в рубли. Базовой ценой для расчета пошлин на подсолнечное масло может стать 82 500 рублей за тонну, на шрот – 13 875 рублей за тонну. Базовая цена для расчета экспортной пошлины на пшеницу может составить 15 000 рублей за тонну, на ячмень и кукурузу – 13 875 рублей за тонну.

Для перевода в рубли в формулу расчета пошлин вводится такой показатель, как "среднеарифметический курс доллара США по отношению к валюте Российской Федерации, устанавливаемый Центральным банком Российской Федерации за 5 рабочих дней, предшествующих дате расчета ставки вывозной таможенной пошлины на зерновые культуры".

В настоящее время размер пошлины на подсолнечное масло составляет 70% от разницы между базовой ценой ($1 тыс. за тонну) и индикативной ценой (среднее арифметическое рыночных цен за месяц), уменьшенной на величину корректирующего коэффициента ($50 за 1 тонну).

Экспортная пошлина на подсолнечный шрот рассчитывается по формуле как разница между индикативной ценой (среднее арифметическое рыночных цен за месяц) и базовой ценой ($185 за тонну), умноженная на величину корректирующего коэффициента (0,7).

Показатель в 15 тыс. рублей заменит в формуле пошлины на пшеницу $200 за тонну, показатель в 13,875 тыс. рублей – в формуле на ячмень и кукурузу $185 за тонну.

Как сообщалось, подкомиссия по таможенно-тарифному и нетарифному регулированию, защитным мерам во внешней торговле РФ приняла решение о корректировке формулы расчета ставок вывозных таможенных пошлин на зерновые культуры, подсолнечное масло и подсолнечный шрот. "Цель такой корректировки – снижение влияния валютных курсов на размер экспортной пошлины и перевод ее расчета в рубли", - сообщалось на сайте Минэкономразвития.

Производство подсолнечного масла в России в 2022 г. увеличилось (источник: портал OilWorld.ru / https://www.oilworld.ru/)

Производство рафинированного подсолнечного масла в России в январе - мае 2022 года выросло на 12,2% по сравнению с показателем за аналогичный период прошедшего года, нерафинированного - на 12,5%, говорится в материалах Росстата.

"За январь - май 2022 года произведено 993,3 тыс. тонн рафинированного подсолнечного масла и его фракций, что на 12,2% больше, чем за аналогичный период 2021 года", - сообщили в ведомстве. По данным Росстата, в мае производство рафинированного подсолнечного масла и его фракций составило 197,1 тыс. тонн, что больше показателей мая 2021 года и апреля 2022 года на 13,9% и на 1,1% соответственно.

Производство нерафинированного подсолнечного масла и его фракций в мае составило 560,1 тыс. тонн, что больше, чем в мае 2021 года, на 41,9%, но меньше, чем в апреле 2022 года на 5,7%. За январь - май 2022 года произведено 2,7 млн тонн нерафинированного подсолнечного масла и его фракций, что на 12,5% больше, чем за первые пять месяцев 2021 года.

Цены на подсолнечное масло в России с 18 по 24 июня поднялись на 0,01%, — Росстат (источник: портал OilWorld.ru / https://www.oilworld.ru/)

Цены на сахар, яйца, гречку, курицу и свинину в среднем по России за неделю с 18 по 24 июня продолжили снижаться, дорожают рис, подсолнечное масло, соль и хлеб, следует из материалов Росстата.

За отчетный период цена на сахар в РФ в среднем снизилась на 2,63%, за предыдущий отчетный период — на 2,01%; с начала года сахар подорожал на 37,14%.

Цена на подсолнечное масло немного подросла: на отчетной неделе оно подорожало на 0,01%, с 11 по 17 июня — подешевело на 0,03%, а с начала года по 24 июня цена на него выросла на 13,24%. В свою очередь, маргарин подорожал на 0,7%, неделей ранее — на 0,31%, а с начала года — на 37,49%.

В чем сила, рубль? (источник: портал OilWorld.ru / https://www.oilworld.ru/)

«Независимость ДКП – это часть суверенитета России»

Курс рубля и его дальнейшая судьба уже не первую неделю является одним из ключевых предметов ожесточенных дискуссий на всех уровнях, включая те, на которых стоят рулевые отечественной экономики. В среду очная дискуссия между высокопоставленными спикерами, поименованными ниже, вспыхнула на статусной площадке РСПП, вообще же она идет не первый день.

На эту тему ломают копья Минфин, ЦБ, Минэкономразвития. Первый предлагают «лечить» рубль от «излишнего веса» путем рублевых интервенций. Антон Силуанов считает это последней мерой воздействия на чересчур, по его мнению, укрепившуюся национальную валюту. По его расчетам, цена этого укрепления – 1 трлн рублей минуса доходов бюджета на каждые 10 рублей укрепления рубля.

Но, позвольте, этот триллион не исчезает для экономики, «удрав» из бюджета. Его частицу найдет в своих карманах любой из десятков миллионов получающих рублевый заработок людей, а еще более солидную часть – работающий на внутренний рынок предприниматель и тот же ФГУП, то есть уже почти бюджет.

А глава Минэко, Максим Решетников, оппонирует коллеге по правительству тем, что от подобных процедур будет только хуже. Ведь рублевые интервенции берутся из тех же бюджетных средств и могут быть произведены только путем сокращения бюджетных расходов, что всегда и делалось в рамках вариаций пресловутого бюджетного правила, о возврате к которому и говорит, по сути, министр финансов. «В рамках той конструкции, которую сейчас коллеги предлагают, мы скорее ухудшим ситуацию, потому что в условиях недостатка спроса сокращение бюджетных расходов негативно повлияет на экономику», – резонно замечает Решетников.

А вот какова позиция по отношению к «валютным играм» ЦБ: «Мы привязываемся к валютам чужих стран. Напомню, что в этих странах сейчас инфляция на сорокалетнем максимуме. Это просто еще и, скажем так, импорт этой инфляции», — справедливо заявила Эльвира Набиуллина.  Она за плавающий курс рубля, и, соответственно, против его таргетирования, как вниз, так и вверх.

«В июне номинальный курс рубля к доллару США достиг максимального значения с мая 2015 года, а в реальном выражении (с учетом разницы инфляции в России и за рубежом) курс рубля находится в настоящий момент на максимальном уровне с октября 2014 года», – констатирует аналитик ИКСИ Дмитрий Плеханов.

Естественно, такая ситуация беспокоит компании-экспортеры, продающие за рубеж сырье, и государство, с этого экспорта имеющее налоги и пошлины. Беспокоятся и те из обычных россиян, кто прикупил на пике иностранную валюту, никак не предполагая ее резкого падения.

Однако большинство экспертов согласны с Центробанком – таргетинг в отношении нацвалюты ни к чему хорошему не приведет.

«Таргетирование определенного уровня курса и нецелесообразно (так как создает спекулятивные риски, лишает независимости процентную политику), и в целом невозможно сейчас, когда обычный механизм интервенций в основных валютах невозможен. Если о защите от укрепления рубля еще можно говорить (за счет покупки за рубли основных или альтернативных валют), то от ослабления нечем защищаться – большая часть резервов арестована и действует санкционный режим», – рассуждают  экономисты по России и СНГ, ИК «Ренессанс Капитал» Софья Донец и Андрей Мелащенко.

По мнению генерального директора «УК Спутник — Управление капиталом» Александра Лосева, валютное таргетирование – тупиковый путь, из-за так называемой «невозможной трилеммы» международных финансов, которая гласит, что невозможно достичь одновременно независимой денежной политики, свободного движения капитала и привязки курса национальной валюты к какому-то таргету.

«Сейчас независимость ДКП – это часть суверенитета России, а разменивать суверенитет на курс 80 – это почти что менять на бусы золото и земли», – рассуждает эксперт.

При этом он обращает внимание на то, что доллар конца 2019 года и доллар середины 2022 года – это разные доллары. За время пандемии эмиссия американской валюты шла рекордными темпами, а накопленная в ней и в евро инфляция бьет рекорды нескольких десятилетий. 

«Эмиссия рублей была за прошедшие пару лет на порядок меньше, поэтому текущий курс доллар/рубль ближе к объективной реальности, чем курс 80», – говорит Лосев, отмечая, что постоянная девальвация была выгодна экспортерам со значительной валютной выручкой и рублевыми затратами, но доллары и евро стали токсичными активами для всех российских компаний и старые экономические модели в условиях новых геополитических угроз просто перестали работать.

«Использовать все возможности для того, чтобы средства работали внутри страны»

Что же касается идеи Минфина, то, по мнению экспертов ИК «Ренессанс Капитал», речь может идти не обязательно о защите какого-то определенного курса – вероятен элемент нового бюджетного правила с возвратом к накоплению избыточных доходов. Правило, действовавшее с 2017 по 2021 подразумевало стерилизацию большой части торгового профицита, а теперь эта стерилизация отсутствует, что и создает давление на рубль. 

«Если будет разработан альтернативный механизм выхода Минфина на валютный рынок, это не будет что-то очень новое, а скорее как раз возврат к “старому доброму” бюджетному правилу в предыдущей его версии», – рассуждают Софья Донец и Андрей Мелащенко.

Но путь интервенций, по мнению Александра Лосева, однажды уже завел Россию в ловушку. Надо ли повторно наступать на те же грабли?

«Валютные интервенции – это не просто отказ от рыночного курсообразования на валютном рынке, это еще и вывод капитала, столь необходимого российской экономике, за пределы страны. Вплоть до 15 февраля 2022 года Минфин и ЦБ покупали ежедневно на деньги бюджета по полмиллиарда долларов, что в итоге оказалось ошибочной стратегией, так как обернулось заморозкой средств ФНБ и ЗВР Банка России, и невозможностью целевого использования этих средств, – рассуждает Лосев, – В условиях, когда перед Россией стоят новые геополитические вызовы, необходимо использовать все возможности для того, чтобы средства работали внутри страны, чтобы здесь расширялось производство товаров и услуг, и чтобы бюджетные поступления увеличивались за счет внутренних источников и за счет развития несырьевого сектора экономики».

Иммунитет к «голландской болезни»

Однако, дискутируя на тему методов укрепления рубля, стоит остановиться и ответить на один вопрос – а какой курс нам нужен? 

«Еще одним негативным последствием сложившейся ситуации на валютном рынке является то, что чрезмерное укрепление рубля ведет к повышению ценовой конкурентоспособности тех зарубежных компаний, которые готовы расширять свое присутствие в России взамен ушедших с российского рынка игроков», – полагает  Дмитрий Плеханов.

По его словам, таким образом фактически обеспечивается укрепление позиций китайских и прочих поставщиков, но как он считает, ухудшаются конкурентные позиции и возможности для роста внутренних производителей, что фактически ставит под угрозу структурную трансформацию российской экономики и не решает проблему импортозамещения.

С другой стороны – инициаторы создания бюджетного правила и запуска стерилизации нефтегазовых доходов, как раз и ссылались на то, что нашей стране вреден дешевый импорт. Складывать валюту в зарубежные закрома надо бы"ло под угрозой «голландской болезни». Но грозила ли она нам в реальности?

«"Голландская болезнь" возникает, когда доходы получает лишь одна экспортоориентированная отрасль, а вся остальная экономика стагнирует. А “дешевый импорт” уже много столетий во всех странах регулируется таможенными пошлинами, – говорит Александр Лосев, – при этом слабый рубль несет риски импорта инфляции, рост расходов населения, рост неравенства и недовольство социально-экономическим положением».

По словам генерального директора «УК Спутник — Управление капиталом», расширение внутреннего производства как в результате импортозамещения, так и  — реиндустрализации вызовет рост доходов населения и бизнеса, увеличит потребительскую активность и позволит компаниям, отправлявшим продукцию на экспорт, больше зарабатывать внутри страны. При этом снизится профицит сальдо внешней торговли и будет меньше давления на валютный курс, что как раз и решит «проблему укрепления рубля».

«Внутренний спрос на сырье низкий и пока не может компенсировать экспортерам и, следовательно, бюджету их потери. Разумеется, необходимы принципиальные реформы в российской экономике и реальное импортозамещение. И, разумеется, придётся закупать оборудование и машины за рубежом. И, конечно, сильный рубль в этой ситуации будет выгоден», – считает доцент Института мировой экономики и бизнеса РУДН Владимир Григорьев.

«Низкие курсы иностранных валют дают возможность обновить импортное оборудование. К сожалению, своего нет. Импортозамещение мы тоже не можем провести, поскольку зависимость от импорта осталась высокой. Только кто нам продаст высокотехнологичное оборудования, когда мы находимся под санкциями? Никто, кроме дружественных стран», – развивает эту мысль финансовый аналитик BitRiver Владислав Антонов.  

Прямо – к суверенитету

В данной ситуации, по мнению руководителя аналитического департамента AMarkets Артема Деева, решением может стать параллельный импорт. По его словам, производители сейчас постепенно расширяют возможности получать нужные материалы, комплектующие и сырье в обход санкций без согласия правообладателя. Вслед за увеличением потоков параллельного импорта, будет расти и доллар. 

Безусловно, для этого потребуются активные действия правительства – одного утверждения параллельного импорта мало. Восстановление внешнеторговой деятельности и замещения выпадающих стран-партнеров потребуют немалых усилий. 

При этом вести игру придется сразу на нескольких полях. Для того, чтобы те же экспортеры как-то компенсировали выпадающие доходы на внешних рынках внутренними, нужно, по сути, выстраивать целые отрасли. Ведь просто сырья-то у нас в стране и так хватает, излишнего спроса нет. Для того, чтобы он появился, нужны более высокие уровни переработки. 

С другой стороны, именно передав этот процесс на аутсорс, то есть, за рубеж, Россия когда-то открыла шкатулку Пандоры. «Сырьевая интеграция» как раз и привела к тому, что сейчас мы в срочном порядке «изобретаем» «Москвич». 

Безусловно, создание секторов, готовых и, главное, способных потреблять отечественное же сырье, станет для нашей страны долгим и недешевым путем. Но главный приз, ожидающий того, кто дойдет до финиша – суверенитет. То есть, свобода принятия решений. А разве не для этого все затевалось?  

«Рынок потерял $6 млрд»: аграрии утверждают, что экспортная пошлина неэффективна (источник: портал OilWorld.ru / https://www.oilworld.ru/)

С февраля 2021 года в России действует нынешний механизм экспортной пошлины на зерно. Отраслевые ассоциации и крестьяне фиксируют дисбаланс между недополученной выгодой и государственными субсидиями

Прогнозы на урожай пшеницы бьют рекорды. К 22 июня на 53,3 млн га посеяны яровые культуры. Это уже на 1,5 млн га больше, чем в прошлом году, и сев еще идет. Внутренний продовольственный рынок будет стабильным, а экспортный потенциал крепким, уверяют чиновники. По июньскому прогнозу аналитического центра «Совэкон», урожай пшеницы в стране достигнет рекордных 89,2 млн т, рассказал Forbes исполнительный директор центра Андрей Сизов. Это на 0,6 млн т выше майского прогноза.

 

По словам Сизова, рекордный рост прогнозируется благодаря повышенной оценке урожайности в нынешнем году яровой пшеницы. Этому способствует улучшение погодных условий в Поволжье и на Урале. В «Совэконе» предполагают, что в 2022-2023 сельскохозяйственном году Россия сможет экспортировать 42,3 млн т пшеницы. В беседе с Forbes гендиректор Института аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько также отмечает, что в июне они повысили прогноз урожая пшеницы на 2 млн т (до 87 млн т) из-за улучшившейся погоды на Урале и в Сибири, а также благоприятных условий в центре страны и в Поволжье. По прогнозу ИКАР, экспорт пшеницы может составить 41 млн т. Министерство сельского хозяйства США (FAS USDA) оценивает  перспективы российского экспорта пшеницы в 40 млн т — на 7 млн больше, чем годом ранее — благодаря более высокому урожаю в России и сокращению экспорта зерна из Украины.

Кнут и пряник

Как ранее писал Forbes, 9 декабря 2020 года Владимир Путин устроил чиновникам разнос за подорожавшие товары — подсолнечное масло, сахар, муку, хлеб. Президент выразил сомнения, что рост цен можно объяснить пандемией коронавируса. На следующее утро премьер Михаил Мишустин раскритиковал правительство — мол, цены «пустили на самотек». За этим последовало совещание из Минсельхоза. После всех собраний правительство для начала ввело временную, до середины 2021 года, пошлину на вывоз пшеницы. Была определена квота — 17,5 млн т с пошлиной в €25 за т. Все, что свыше, облагалось более высокими пошлинами — до €50.

К февралю был придуман другой механизм. Министр экономического развития Максим Решетников так объяснял его суть: с июня вводится плавающая пошлина на экспорт пшеницы, которая зависит от мировой цены. Пока цена ниже $200 за т, пошлина нулевая; за все, что выше, экспортер отдает государству 70%, но окончательный размер каждую неделю определяет Минсельхоз, учитывая цены зарегистрированных на Московской бирже контрактов. Такую же пошлину позже ввели на ячмень и кукурузу. К этому «кнуту» прилагался и «пряник»: собранные средства должны возвращаться в регионы пропорционально объему произведенного зерна, а местные чиновники — распределять деньги между хозяйствами.

Предполагалось, говорил Решетников, что пошлины стабилизируют внутренние продовольственные цены и защитят отечественный рынок от растущих мировых цен. Поэтому пошлины назывались «демпферными» (с нем. dämpfer — «глушитель, амортизатор». — Forbes). Возврат же собранных средств производителям должен был помочь им увеличивать посевные площади и развивать переработку.

Минус $6 млрд

Уже в августе 2021 года Институт исследований и экспертизы ВЭБ.РФ, ИКАР и компания «ПроЗерно», проанализировав действие пошлины, пришли к выводу, что при запланированном экспорте в 38 млн т, средней цене $260 за т  и поставках за счет продавца прямо на борт судна (FOB) в Новороссийске пошлина будет стоить только производителям пшеницы $1,6 млрд недополученной выручки. Авторы исследования предлагали увеличить время действия пошлины с недели до месяца и поднять необлагаемый уровень цены с $200 до $240-$250 за т пшеницы, а также отменить или снизить ставку пошлины на рапс.

В Российском зерновом союзе пошлину критиковали еще жестче, предсказывая, что ее изъятие у производителей заставит их сильно сокращать посевные площади. Сейчас Рылько из ИКАР уточняет: «Мы тогда рассчитывали по совершенно другим мировым ценам. Ситуация пошла по несколько иному сценарию: поскольку Россия — крупнейший экспортер пшеницы в мире, значимую часть нашей пошлины оплатили внешние потребители через рост мировых цен». С тем, что введение пошлин стало причиной сокращения посевных площадей, он не согласен. «Мы были более осторожными, поскольку считаем, что процессы в сельском хозяйстве весьма инерционны и растянуты во времени, — говорит Рылько. — В результате, как мы и думали, площади посева озимых снизились [в ту осень] совсем чуть-чуть. А [сейчас] с учетом очень низкой зимне-весенней гибели [посевов] площадь к уборке даже вырастет».

Президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский сомневается в этом. «Нельзя мерить посевные площади по отчетам Минсельхоза [на которые ориентируются аналитики], там много приписок, идущих из регионов», — уверен он. Злочевский ведет свои подсчеты, в частности, по информации Минсельхоза о подкормке посевов: нет информации — значит, на каких-то площадях не сеяли. Его анализ показывает, что озимых в 2021 году посеяли «17 с небольшим млн га, а не 18,4, как отчитывалось Министерство». В итоге, рассказывает президент союза, с пошлины государство получило около $2 млрд, рынок же потерял около $6 млрд, а «это почти весь бюджет поддержки АПК».

«Китайцы готовы платить»

На 2022 год всей сельскохозяйственной отрасли государство выделило субсидий на 595,5 млрд рублей, говорила в недавнем интервью заместитель министра сельского хозяйства Елена Фастова. Это около $7,9 млрд по среднегодовому курсу 75 рублей за доллар, который прогнозирует на год Аналитическое рейтинговое кредитное агентство. По словам замминистра, в 2023 году поддержка отрасли может также составить больше 500 млрд рублей — уже заложенные в бюджет 375,9 млрд рублей и рассматриваемая прибавка в 240 млрд рублей. Тем не менее сельхозпроизводители считают, что даже с прибавкой покрыть издержки им не удастся.

Валерий Нагель, председатель совета директоров крупнейшего в Забайкальском крае сельхозпредприятия «Комсомолец», приводит примерный расклад по рапсу, который он экспортирует в Китай и который тоже облагается экспортной пошлиной  30%. «В России мы продаем в Калининград (ближе нет переработчиков) примерно 20 000 т рапса. После вычета транспортных расходов и НДС у нас остается чистыми примерно 43 000 рублей за т, — подсчитывает он. — Китайцы готовы платить 65 000 рублей, НДС нет, маршрут доставки — всего 500 км. У нас оставалось бы примерно 60 000 рублей с т, то есть на 17 000 рублей с т больше. Недополученная выручка составляет 340 млн т, а субсидия — около 30 млн рублей, в 10 раз меньше!»

Александр Неженец, генеральный директор краснодарской агрофирмы «Прогресс», которая выращивает кукурузу, пшеницу и сою, признается, что по состоянию на 1 июня этого года затраты компании превысили прошлогодние на 110 млн рублей, а субсидию она получила на 22 млн. «Большой минус — это экспортная пошлина, — говорит гендиректор хозяйства Олега Дерипаски. — Возможно, нам не нужны были бы субсидии и дополнительное финансирование, если бы отменили пошлину».

Злочевский из Зернового союза считает, что деньги, которые вынуты из карманов производителей, возвращают не им, а «целенаправленно тем, кто и так уже просубсидирован за счет удержания внутренних низких цен». «В России сейчас беспрецедентно низкие внутренние цены на зерно, самые низкие в мире, — говорит он. — Благодаря пошлине животноводам и хлебопекам зерно достается очень дешево, а им же еще субсидии выделяют. Этот бумеранг вернется по осени: озимые сеять начнем, а денег у крестьян нет».

С 22 июня Минсельхоз повысил пошлину на пшеницу с $131,6 за т до $142 за т. Вице-премьер Виктория Абрамченко в недавнем интервью дала понять, что экспортные пошлины отменять не будут.

Бразилия в июне экспортирует 10,1 млн тонн сои, – прогноз Anec (источник: портал Зерно Он-Лайн / https://www.zol.ru/)

Порядка 10,1 млн тонн соевых бобов может быть реализовано из Бразилии на внешние рынки по итогам июня 2022 г. Такой прогноз обнародовали аналитики Национальной ассоциации экспортеров зерновых Anec, которые ранее давали оценку отгрузок сырья на уровне 10,85 млн тонн. Об этом сообщает издание «AgriCensus».

Если ожидания специалистов будут оправданы, то итоговые показатели экспорта южноамериканской масличной могут вырасти практически на 3% к аналогичному периоду прошлого года.

Согласно официальным данным представителей таможни, в первые две декады июня из Бразилии вывезли уже около 5,6 млн тонн сои.

Сейчас спрос на бразильские соевые бобы начал немного снижаться на фоне более низкой стоимости американской культуры на рынке. Так, например, китайские импортеры начали чаще приобретать более дешевую сою из США из-за того, что неблагоприятные погодные условия привели к росту цен на масличную в Южной Америке.

Напомним, что в марте, по официальным таможенным данным, экспорт бразильской сои во всех направлениях составлял 12,3 млн тонн, в апреле – 11,5 млн тонн, в мае – 10,6 млн тонн.

Фьючерсы на кукурузу и сою в Чикаго продолжили рост (источник: портал OilWorld.ru / https://www.oilworld.ru/)

Спотовые фьючерсы на кукурузу и сою в Чикаго продолжили рост в среду, поскольку трейдеры скорректировали свои позиции в преддверии правительственного отчета об урожае, сообщили трейдеры агентству Рейтер.

Но самые активные и отложенные контракты на кукурузу снизились, так как последние прогнозы показывают повышенную вероятность дождя в посевных районах США, что пололжительно может сказаться на посевах так как урожай приближается к активной фазе роста.

Трейдеры ожидают, что Министерство сельского хозяйства США повысит оценку внутренних посевов кукурузы в отчете о площадях и запасах в четверг.

Аналитики также ожидают, что Министерство сельского хозяйства США продемонстрирует сокращение расчетных площадей под соей и яровой пшеницей.

По словам Карла Сетцера, аналитика товарных рисков AgriVisor, к волатильности дня добавилось то, что инвесторы отказались от июльских контрактов до первого уведомления или до того, как пользователи получат уведомление о назначении поставки зерна по контракту.

«Завтра чертовски трудный день с отчетом Министерства сельского хозяйства США и первым уведомлением, а также с окончанием месяца и квартала», — сказал Сетцер. «Вот почему мы видим, что июльская кукуруза растет, а остальные контракты торгуются ниже» сообщает Рейтер.

Наиболее активные контракты Чикагской товарной биржи (CBOT) на кукурузу подешевели в течение дня на 5-1/2 цента до 6,53-3/4 доллара за бушель. Июльские контракты на кукурузу подорожали на 10-3/4 цента по цене 7,70-1/4 доллара за бушель.

Самый активный контракт на сою вырос на 15-3/4 цента по цене 14,78-1/4 доллара за бушель сообщает oilworld.ru.

Фьючерсы на пшеницу в Чикаго снизились после того, как сельскохозяйственная консалтинговая компания Sovecon повысила свой прогноз экспорта пшеницы из России в июле-июне на 300 000 тонн до нового рекордного уровня в 42,6 миллиона тонн в среду.

Но всплеск активности на мировом экспортном рынке помог снизить цены на пшеницу, говорят трейдеры.

Нигерия: ежегодник по масличным культурам и продуктам переработки (источник: портал OilWorld.ru / https://www.oilworld.ru/)

Нигерия продолжает стремиться к самообеспечению производством пальмового масла. В настоящее время производство остается стабильным. При этом спрос на пальмовое масло превышает предложение. Нигерия восполняет дефицит пальмового масла за счет импорта из Малайзии, Китая и Кот-д'Ивуара. В 2022/23 МГ FAS Lagos прогнозирует, что Нигерии потребуется 450 000 тонн, чтобы восполнить дефицит потребления. Что касается сои, то не-ГМО соя выращивается для удовлетворения нишевого спроса на мировых рынках. Это влияет на внутреннее предложение. В результате птицеводство сталкивается с высокими затратами на корма сообщает oilworld.ru со ссылкой на USDA.

В июне цены на пальмовое масло в Малайзии показали самое большое месячное падение с октября 2008 года (источник: портал OilWorld.ru / https://www.oilworld.ru/)

Малайзийские фьючерсы на пальмовое масло в четверг продемонстрировали самое большое месячное падение с октября 2008 года из-за слабого экспорта, даже несмотря на то, что цены выросли.

В течение дня на рынки оказывала давление новость о рассмотрении Индонезией возможностей по повышению производства биодизеля из пальмового масла.

Контракт на эталонное пальмовое масло с поставкой в ​​сентябре на Малайзийской бирже деривативов Bursa подорожал на 9 ринггитов, или 0,18%, до 4912 ринггитов (1114,84 доллара США) за тонну. Контракт упал на 22% в этом месяце на фоне опасений по поводу снижения поставок и роста производства.

Индонезия рассматривает возможность увеличения обязательной смеси пальмового масла в своем биодизеле до 35% с 30%, заявил правительственный чиновник, поскольку власти ищут способы стимулировать закупки пальмовых фруктов у фермеров после замедления экспорта сообьщает oilworld.ru со ссылкой на Рейтер.

Во втором по величине производителе Малайзии экспорт в июне упал на 10–13,4% по сравнению с предыдущим месяцем, поскольку поставки в Индию и Европейский союз замедлились.

Трейдеры ожидали слабого экспорта на фоне стремления Индонезии увеличить экспорт.

Конечные запасы пальмового масла в Малайзии в июне будут в центре внимания, поскольку рынки ожидают восстановления, в то время как запасы Индонезии на конец мая, вероятно, будут резко выше и могут превысить 7,5 млн тонн из-за временного запрета на экспорт, сказал Анилкумар Багани, руководитель отдела исследований. брокера по производству растительных масел Sunvin Group из Мумбаи.

Бумаги наиболее активного контракта Dalian на соевое масло подешевели на 0,6%, а контракта на пальмовое масло подешевели на 0,3%. Цены на соевое масло на Чикагской товарной бирже снизились на 0,3%.

На пальмовое масло влияют колебания цен на сопутствующие масла, поскольку они конкурируют за долю на мировом рынке растительных масел.