ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ 06.06.2022 г.

ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ 06.06.2022 г.

Остаться в плюсе: можно ли обеспечить опережающий рост АПК (источник: портал Агроинвестор  / https://www.agroinvestor.ru/)

Сейчас нужен новый цикл инвестиционной активности в отрасли.

Производство сельхозпродукции во всех хозяйствах в апреле увеличилось на 3,2%, за первые четыре месяца — на 2,3%, следует из данных Росстата. Хотя оценивать перспективы всего года пока рано, аналитики считают, что динамика роста агросектора вернется в плюс после снижения на 0,9% в 2021-м. При этом в начале апреля на совещании по сельскому хозяйству и пищевой промышленности президент Владимир Путин поставил перед отрасль цель в ближайшие годы выйти на опережающие темпы роста — выше 3% в год. Насколько она реалистична, «Агроинвестор» спросил у отраслевых экспертов.

Вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут:

- В принципе, вероятность того, что агросектор может выйти на опережающие темпы роста — выше 3% в год — есть. Однако все будет зависеть от того, как государство будет вести работу с отраслью. При сохранении существующих подходов перспектив выхода на опережающие темпы развития я не вижу.

Фундаментом динамичного развития является максимальная свобода хозяйственной деятельности и снижение административного и надзорного давления. Однако это давление на бизнес присутствует. Например, в ближайшее время все аграрии должны будут освоить новую систему прослеживаемости зерна и его переработки — ФГИС «Зерно», которая создаст дополнительное давление на рынок. Особенно проблематично на нее будет переходить небольшим хозяйствам. Не способствует развитию сельского хозяйства и политика регулирования цен на продукцию растениеводства в виде экспортных пошлин на зерно и подсолнечник. Это прямое изъятие средств у аграриев, и такой подход убивает стимулы к технологическому развитию.

Хотя государство делает и правильные шаги. В их числе — открытие импорта, которое способствует насыщению внутреннего рынка и повышению конкуренции. Причем конкурентная среда должна быть во всех сферах — и на рынке семян, и на рынке техники. Конкуренция регулирует рынок лучше, чем искусственно создаваемые механизмы.

Если правительство считает нужным сохранить насыщенность рынка, то вместо запретов на импорт и ограничение экспорта стоит подумать об установке четких квот на экспорт всех видов продукции, чтобы определенный ассортимент отечественных товаров гарантированно поступал на внутренний рынок. А наши производители, в свою очередь, могли бы отгружать свою продукцию в другие страны и получать дополнительный доход с внешних рынков.

Сельское хозяйство развивается инерционно. В этом году государство выделило на его поддержку 0,5 трлн руб., однако хотелось бы, чтобы эти деньги были потрачены не только на решение текущих проблем, но и на создание базы будущего динамичного развития. Чтобы отрасль развивалась, необходима согласованная работа всех заинтересованных лиц. Нужно открытое публичное обсуждение по всем пунктам, без выключения оппонентов из дискуссии, что у нас, к сожалению, происходит достаточно часто.

Исполнительный директор Масложирового союза Михаил Мальцев:

 

- Масложировая отрасль уже перевыполняет задачу выхода на ежегодные темпы роста не менее 3%: за последние пять лет она прибавляет в среднем по 8% в год, и мы надеемся удерживать такие темпы еще не один год. Для этого необходимо сохранить госполитику в отношении увеличения производства масличных, оставить на постоянной основе заградительные пошлины на экспорт подсолнечника и рапса, постепенно увеличивать пошлину на сою, чтобы максимальное количество сырья перерабатывалось внутри страны.

В соответствие с согласованным планом по экспорту продукции АПК, масложировая отрасль ежегодно наращивает перерабатывающие мощности, которые к 2024 году увеличатся еще на 10%. У отрасли очень высокий экспортный потенциал, спрос на растительные масла на мировом рынке растет каждый год, его подогревает устойчивый тренд на здоровое питание, важную часть которого составляет продукция на растительной основе. Учитывая, что объем производства масложировой продукции по всем товарным категориям более чем в три раза превышает внутренние потребности страны, экспорт готовой продукции на мировой рынок является главным направлением развития отрасли.

Гендиректор Streda Consulting Алексей Груздев:

- Российский АПК в последние годы и так развивался опережающими темпами, несмотря на все кризисные явления в экономике. Если мы говорим о прогнозе динамики развития отрасли на ближайшие три-пять лет, то стоит разделять стоимостную и физическую составляющие — ситуация по ним кардинально различается.

Обеспечить рост в стоимостном выражении в целом не так сложно. Сегодня в мире наблюдается феноменальная продовольственная инфляция — цены почти на все продовольственные товары находятся на исторических максимумах. Уже по итогам 2021 года они пробили уровень предыдущего суперцикла 2010-2014 годов, а текущие геополитические обстоятельства только провоцируют дальнейший активный рост цен. Поэтому увеличение валютной выручки АПК будет обеспечено даже в случае существенного сокращения экспортных поставок продовольствия из России.

А вот с обеспечением реального роста физических объемов производства (индекс в сопоставимых ценах) все гораздо сложнее, и обеспечить рост данного показателя на 3% в текущей ситуации — это очень амбициозная задача. В современной истории такие темпы российский АПК демонстрировал только в период 2014—2017 годов, когда отрасль получила мощный катализатор в виде эмбарго. Поэтому, с учетом достаточно высокой базы 2021-го, рост на 3% возможен только в случае одновременного выполнения целого ряд условий.

Во-первых, не должно снижаться внутреннее потребление, что на фоне высокой инфляции и слабой динамики доходов населения несколько сомнительно. Во-вторых, в условиях мощного санкционного давления Россия должна существенно нарастить объемы экспортных поставок по всем ключевым позициям — зерну, рыбе, масложировой и готовой пищевой продукции. Теоретически это возможно, но сначала нужно решить все навалившиеся проблемы с международной логистикой и взаиморасчетами. Ну и в-третьих, необходимо непосредственно технологически обеспечить рост физической массы продукции АПК, т. е. либо экстенсивно увеличить масштабы производства, либо существенно повысить интенсивность на имеющихся площадях.

В условиях крайней ограниченности инвестиционных ресурсов в стране и рисках в части доступа ко всему спектру необходимых современных зарубежных агротехнологий (причем и то и другое нужно для обеих стратегий) решать именно эту часть задачи будет наиболее проблематично. Но, с другой стороны, мировой рынок сегодня объективно дает российскому АПК серьезные возможности, поэтому при должной концентрации ресурсов и активной ликвидации сдерживающих барьеров мощный рывок вполне возможен.

Руководитель Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин:

- Чтобы решить поставленную перед бизнесом задачу устойчивого роста производства продукции АПК не менее, чем на 3% в год не только через повышение цен, а все-таки через наращивание объемов выпуска, что важно не только для нашего, но и для мирового рынка, нам нужно ускорить начало второй мощной волны инвестирования в сельское хозяйство. Первая была с 2010-го по 2020 годы — в этот период государство выделяло на развитие отрасли больше всего средств.

Сейчас нужен новый цикл инвестиционной активности в сельском хозяйстве. Есть несколько причин. Первая — увеличение предложения для внутреннего рынка для стабилизации цен. Вторая — максимальное использование экспортного потенциала России как крупного аграрного поставщика и, соответственно, повышение влияния нашей страны в плане обеспечения глобальной продовольственной безопасности. Третья — увеличение запасов продовольствия на предприятиях, в торговых организациях, в соответствующих резервах на случай непредвиденных ситуаций — новой волны пандемии, техногенных, климатических, политических, геополитических и прочих. Для этого должны быть запасы сырья и материалов, а чтобы они были, бизнесу нужны дешевые оборотные средства.

Если мы хотим с 2023 года иметь прирост производства продукции АПК не менее, чем на 3% за год, нельзя допустить снижения инвестиционной активности в секторе. Однако есть факторы, которые останавливают инвесторов от расширения производства. В частности, их сбивают с толку постоянные разговоры о неминуемом вмешательстве государства в вопросы ценообразования, ограничения наценок, об усилении регулирования цен. Любой инвестор будет демотивирован идти в ту отрасль или увеличивать производство тех товаров, где велики риски административного давления. Особенно если это давление мотивировано поисками виноватых, сопряжено с обвинениями и навешиванием ярлыков. Безусловно, вопрос цен очень важен, но решается он не административным давлением, а прежде всего стимулированием производства, увеличением предложения и, соответственно, усилением конкуренции.

Также государству стоило бы крайне аккуратно делать заявления об ограничении или запрете экспорта. Отгрузка продукции на внешние рынки, возможность продать ее там по хорошей цене — это то, что стимулирует увеличение производства, дает веру в успешность предприятия, делает страну и экономику богаче. Разумеется, внутренний рынок был и остается приоритетом в нашей работе, но строить заборы на границе для нашей продукции чревато не только потерей рынков и репутации, но и экономической деградацией сельского хозяйства. Государство имеет право и должно время от времени регулировать рынки, но делать это нужно крайне аккуратно: нам надо научиться работать в долгую.

Еще один важный вопрос — возврат неиспользуемых сельхозземель в оборот. Нужно делать это ускоренными темпами. Но процесс требует существенных инвестиций — от 25 тыс. руб. до 50 тыс. руб. на гектар. При этом земля — актив, который может давать не только продукцию, но и налоги стране, способствует увеличению закупок семян, удобрений, СЗР, сельхозтехники, созданию новых рабочих мест, развитию сельской инфраструктуры. Мы предлагаем компенсировать компаниям и фермерам хотя бы половину затрат на возврат в оборот неиспользуемых сельхозземель.

У нас в стране в растениеводстве и животноводстве средняя зарплата составляет 39,5 тыс. руб. Это на 39% ниже, чем в среднем по экономике. Сейчас из-за дефицита рабочих рук и инфляции зарплаты в сельском хозяйстве нужно повышать более высокими темпами, особенно учитывая дефицит кадров. Однако бизнесу трудно идти на значительное увеличение зарплат на селе, так как цены на конечную продукцию остаются острейшим социальным вопросом. Вопрос: почему бы для сельского хозяйства не предусмотреть такие же льготы, как сделали для сферы ИТ — снизить отчисления в социальные фонды на 50%? Разумеется, бюджет страны не бездонный, и сейчас приходится поддерживать массу направлений в экономике. Но надо помнить, что хлеб едят даже айтишники. Поэтому, по нашему мнению, приоритет аграрного сектора неоспорим.

Агросектору поручено расти. Хороший урожай в этом году может обеспечить позитивную динамику в сельском хозяйстве (источник: портал Агроинвестор  / https://www.agroinvestor.ru/)

Весной виды на урожай в России были более чем хорошими, несмотря на то что с конца февраля страна живет в условиях жесточайших санкций. Большой урожай — залог позитивной динамики сельхозпроизводства. Как и во все предыдущие кризисы, на АПК возложена роль драйвера и гаранта стабильности с точки зрения обеспечения продовольственной безопасности

По итогам первого квартала, согласно Росстату, объем сельхозпроизводства в России вырос на 1,9 % по сравнению с аналогичным периодом 2021 года и составил 848,9 млрд руб. (последние доступные данные к третьей декаде мая). В том числе производство скота и птицы на убой (в живом весе) во всех хозяйствах за январь — март увеличилось на 5,5 %, тогда как год назад было снижение на 2 %, валовой надой молока прибавил 1,6 % против 1,2 % годом ранее, производство яиц — 2,3 % (минус 2,3 %). Позитивная динамика стала вполне ожидаемой, поскольку цены на сельхозпродукцию повысились. Кроме того, в начале прошлого года отмечался спад в птицеводстве, сейчас же отрасль восстановилась. Так, в марте производство птицы в сельхозорганизациях показало самый активный рост среди всех видов мяса: 556,1 тыс. т, что на 9,1 % больше, чем годом ранее.

Хотя результаты первого квартала малопоказательны и на их основе не стоит строить прогнозы относительно возможной годовой динамики, тем более учитывая новые реалии, связанные со спецоперацией на Украине, в целом ситуация в агросекторе к 20 мая выглядела более позитивной, чем в ряде других секторов экономики.

Проведение весенней посевной изначально не вызывало больших вопросов с точки зрения наличия необходимых средств производства, поскольку в основном аграрии успели закупить все необходимое заранее, до того, как стали ломаться логистические цепочки и еще сильнее выросли цены. Погода в этом году к моменту подготовки материала также в целом благоприятствовала проведению работ. Кроме того, хорошее состояние озимых и их оценочная гибель на уровне всего 3 % (среднемноголетний показатель — 6-7 %) давали основания прогнозировать хороший урожай зерновых, в том числе рекордного сбора пшеницы. А поскольку динамика сельхозпроизводства во многом определяется именно объемом урожая, аналитики ожидают, что отрасль вернется в плюс после снижения на 0,9 % в 2021 году. Правда, если не реализуются погодные риск-факторы.

Среди основных факторов, которые в этом году будут влиять на агросектор, Лидия Илюшина в первую очередь называет вопрос высокой доли импорта отдельных видов семян. Так, доля импортного семенного картофеля и семян гибридов сахарной свеклы составляет соответственно 80% и 90% на российском рынке.

Во-вторых, вследствие действующих ограничений на воздушном и водном транспорте, сложностей с перемещением грузов автомобильным транспортом, увеличивается нагрузка на железнодорожную сеть, что может повлиять как на возможности своевременно доставить необходимые средства производства (в частности, посадочный материал в растениеводстве, генетический материал в животноводстве), так и на стоимость доставки, продолжает эксперт.

В-третьих, из-за нарушения логистических цепочек производители сельскохозяйственной техники столкнулись с нехваткой запчастей, возникли задержки с поставкой техники. «Поэтому в ближайшей перспективе мы увидим снижение выпуска техники, потребители пока также уменьшат покупки из-за неопределенности и волатильности рынков и цен, — считает Илюшина. — Однако, учитывая стратегическую значимость отрасли и ее достаточно неплохое текущее состояние, каких-то критических потрясений ожидать не стоит. Тем более, что с течением времени будут настроены новые цепочки поставок».

В-четвертых, рост мировых цен на сырьевые товары, начало которого обозначилось еще в конце 2021 года, тоже сказался на АПК. «Но здесь нужно отметить, что наряду с ростом мировых цен на сырьевые товары повышались и цены на продовольствие, что позволило российским аграриям получить дополнительный доход, который сегодня в условиях политики импортозамещения может быть направлен на углубление технологических цепочек, повышение эффективности производства и создание экспортного продукта с большей глубиной передела», — рассуждает она.

В-пятых, по словам эксперта, для АПК фактором успеха всегда остается погода. Агрометеорологи прогнозируют хороший урожай зерновых и плодовых культур в этом году. Холодный май — это хороший признак для будущего урожая, главное, что в почве достаточно влаги и не было резких перепадов температур, когда сильная жара сменялась заморозками, заключает Илюшина.

Так, Центр экономического прогнозирования Газпромбанка в конце апреля оценивал, что в 2022 году индекс сельскохозяйственного производства составит около 102 %. Директор Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ Георгий Остапкович тогда же говорил, что, хотя фантастических результатов по итогам года не будет, 1-2 % роста вполне вероятны. «Сельское хозяйство точно не провалится: все запасы есть, техника готова, высочайшей зависимости от импорта в этом году нет», — отмечал он.

Гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько считает возможным рост агросектора в этом году на 3-4 %, что в первую очередь будет связано с погодным фактором. «Вероятно, мы получим хороший урожай зерна, который и создаст общий благоприятный фон, — комментирует эксперт. — Именно за счет зерна ситуация выровняется. В остальных секторах не будет снижения, однако прирост там если и произойдет, то достаточно скромный. Это касается и молочной продукции, и мяса». Кроме того, ожидается небольшое увеличение производства овощей, но здесь многое будет зависеть от погоды. В производстве масличных также не ожидается большого прироста — опять же, если погода будет благоприятствовать, то он будет незначительным, добавляет Рылько.

По прогнозу Института ВЭБ, рост производства продукции сельского хозяйства в текущем году может составить около 2,8%. «Прогноз основан на ожидаемом увеличении сбора зерновых, ускорении темпов роста в производстве свинины и птицы после некоторого замедления в 2021 году. Производство молока также покажет позитивный тренд», — пояснила руководитель направления «Аграрная экономика» Института Внешэкономбанка Лидия Илюшина. Наибольший рост в 2022 году придется на производство зерновых за счет оптимистичных видов на урожай. Также, скорее всего, до конца года сохранится позитивная динамика в  производстве скота и птицы на убой.

Динамика развития агроотрасли в этом году будет положительной, оценивает Центр отраслевой экспертизы (ЦОЭ) Россельхозбанка. Суммарные объемы производства масличных и зерновых должны вырасти. При этом цены могут остаться на высоком уровне из-за большого спроса на мировых рынках, считает руководитель центра Андрей Дальнов. На внутреннем рынке спрос на зерновые, масличные и продукты их переработки может увеличиться благодаря приросту поголовья скота и птицы (свиноводство, индейководство и восстановление бройлерного и яичного птицеводства после вспышек гриппа птиц). Также частичное импортозамещение на рынке растительных масел может произойти из-за снижения ввоза пальмового и других масел, добавляет эксперт.

«Рост объемов производства мяса окажет давление на цены (в первую очередь свинины и бройлера), но возможное снижение цен должно быть скомпенсировано ростом объемов, — рассуждает Дальнов. — Прогнозируемое увеличение производства молочных продуктов и отдельных видов овощей может сопровождаться снижением импорта, и данные рынки останутся сбалансированными». Таким образом, преобладающее влияние в этом году будут оказывать рыночные факторы, добавляет он.

В какой-то степени 2022 год можно сравнить с ковидным 2020-м: глобальный рост цен, нарушение логистических цепочек, усиление государственного регулирования, рассуждает директор практики оказания услуг компаниям агропромышленного сектора компании «Технологии Доверия» Надежда Селезнева. «Имея длительный производственный цикл, отрасль АПК одна из немногих смогла показать рост в 2020 году, негативные последствия можно было увидеть в 2021-м, — напоминает она. — Проводя аналогию с 2020 годом и учитывая, что первые потрясения февраля-марта сельское хозяйство в целом прошло успешно, можно говорить о том, что в этом году мы увидим рост сельхозпроизводства».

Логистические проблемы коснулись всех

Однако как будет развиваться ситуация дальше и какой отложенный эффект для российской экономики, в том числе агросектора, дадут санкции Запада — оценить пока невозможно. «Перспективы развития АПК в свете последних событий смешанные, — считает Рылько. — С одной стороны, у нас появляется окно возможностей с точки зрения мировых цен, с другой — есть масса новых проблем, связанных с уходом с рынка ряда игроков, например в логистике».

К посевной и уборочной кампаниям аграрии подготовились заранее: семена, удобрения, запчасти уже закуплены; животноводы и их поставщики также имеют запасы, говорит Селезнева. «Текущая ситуация оголила назревшие и уже давно обсуждаемые на разных уровнях отраслевые проблемы, основная из которых — зависимость от импортных средств производства: генетический материал, техника и комплектующие, кормовые добавки и ветеринария, программное обеспечение, — перечисляет она. — Быстро заместить импортные поставки собственным производством вряд ли получится, однако заменить поставщиков из “недружественных” стран “дружественными”, как правило, возможно, и это уже сделали либо делают большинство игроков».

Правда, в этом году аграрии, зависящие от заемного финансирования для пополнения оборотных средств из-за сезонности денежных потоков, жаловались на невозможность получить субсидии и на нехватку средств для закупки расходных материалов из-за их удорожания, тогда как бюджеты и кредиты на посевную кампанию были заложены по старым ценам, напоминает аналитик ФГ «Финам» Анна Буйлакова. Общая тенденция повышения ставок по кредитам создает некоторые сложности для работы сельхозпроизводителей во многом из-за их закредитованности, говорит Илюшина. Еще один проблемный вопрос — ограничения для платежей и переводов, а также сложности с проведением расчетов в валюте. «Пищевая промышленность столкнулась с вызовами из-за зависимости от зарубежных производителей упаковки и импортного сырья для ее производства», — добавляет Буйлакова.

Партнер компании «НЭО Центр» Альбина Корягина тоже отмечает зависимость агросектора от импортных средств производства. «В самом фундаменте, основании производственного цикла мы не во всем самостоятельны. Да, многие хозяйства за последние пять лет сделали очень много в этом направлении: зависимость от импорта по основным позициям снизилась с 70-80 до 30-40 %, но нужно сделать еще очень многое», — комментирует она.

При этом, по мнению Корягиной, чтобы иметь устойчивую основу сельхозрынка для реального качественного прорыва, главная цель сейчас — это перевод экономики сельского хозяйства в рублевый контур. Внутренний рынок и производство должны быть изолированы от волатильности мировых цен, а также отвязаны от них. «Мы видим ценовое ралли на мировых рынках зерновых, удобрений и т. д. Наши сельхозпроизводители должны иметь возможность покупать удобрения, ГСМ, отечественную сельхозтехнику не по мировым ценам, — уверена она. — Ведь поставщики всего этого — наши российские производители, имеющие рублевую экономику, а значит, эти товары должны продаваться из парадигмы “издержки плюс”, а не по цене Чикагской биржи». Свои выпадающие сверхприбыли те же производители удобрений с лихвой компенсируют на экспортных рынках, считает Корягина.

Санкции, введенные после 24 февраля, не затронули зерновой сектор, хотя косвенный ущерб отрасли все же причинили: в частности, есть проблемы, связанные с логистикой, поскольку сильно подорожала страховка, обращает внимание президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. Также были некоторые трудности с предоставлением транспортных средств, например судов, но эта проблема вполне решаемая. «Что касается производства, то в этом сезоне ситуация сложилась удачно, потому что поставки ресурсов были остановлены уже после того, как все необходимое для ярового сева было на территории страны, поэтому для весенней посевной всего достаточно, — оценивает он. — А вот как сложится ситуация с севом в новом сезоне, сказать сложно — будет понятно, когда начнется озимая кампания. Сейчас главная проблема — это цена, так как себестоимость производства выросла».

Новые вызовы в основном касаются сбоев в логистических цепочках, говорит Дальнов. В частности, их незамедлительно ощутили экспортеры мясной продукции. Временный уход с рынка многих компаний, занятых морскими перевозками, вынудил искать альтернативные пути доставки. Услуги оставшихся перевозчиков резко подорожали, а цены на большую часть ассортимента находились на низком уровне из-за восстановления производства свинины в Китае.

«У экспортеров зерновых, масличных и продуктов их переработки ситуация складывалась по-другому: цены на их продукцию на мировых рынках изначально находились на высоком уровне и сейчас (в начале третьей декады мая) продолжают расти из-за погодных форс-мажоров на территории конкурирующих стран — США, Индии, Франции, — продолжает Дальнов. — Таким образом, рост транспортных издержек при экспорте в этих сегментах в большинстве случаев компенсируется высокими мировыми ценами».

Если говорить о логистических цепочках и импорте, то, по словам эксперта, сохраняются риски недопоставки различных комплектующих и оборудования, генетического материала, семян. Но, скорее всего, это будут относительно быстро разрешающиеся локальные проблемы: в большинстве случаев закупки можно полностью или частично переключить на поставки из стран, занимающих нейтральные или дружественные России позиции, считает он.

Глобальное сообщество всерьез озабочено проблемой роста цен и даже потенциальной нехватки продовольствия, на мировом рынке которого Россия играет очень важную роль, обращает внимание Селезнева. «Поэтому вряд ли стоит ожидать каких-то новых ограничений, направленных против российского АПК, таких как запрет на покупку либо перевозку и транспортировку продукции из России», — полагает она.

В целом сельское хозяйство в России достаточно устойчивая отрасль, запас прочности которой может составлять от нескольких месяцев до нескольких лет в зависимости от вида деятельности, оценивает Илюшина. По ее словам, одним из основных преимуществ АПК как конкурентного рынка с большим количеством хозяйствующих субъектов является мобильность и высокая скорость адаптации участников к меняющимся условиям ведения бизнеса. «Поэтому в краткосрочной перспективе компании отрасли смогут адаптироваться и решить большую часть вопросов за счет изменения форматов работы, смены контрагентов и т. п., — уверена эксперт. — При этом для сохранения устойчивости АПК в дальнейшем будет повышаться значимость государственной поддержки». 

Потенциал тепличного овощеводства

По оценке Андрея Дальнова из РСХБ, потенциал импортозамещения и роста потребления сохраняется в овощеводстве, особенно в сегментах томатов и салатов. Емкость рынка может расти в европейской части страны и за счет удовлетворения спроса локальным производством на множестве географически обособленных рынков за Уралом и на Севере. Потенциал экспорта овощей ограничен из-за нехватки солнца и недостаточно высоких средних температур на большей части территории страны. Тем не менее потенциально досягаемыми остаются приграничные районы Китая и ближайшие европейские страны. Основным конкурентным преимуществом отечественных теплиц могут быть низкие цены на энергоносители, полагает эксперт.

Весь 2022 год пройдет для агросектора в условиях постоянного роста затрат, и без помощи государства решить эту проблему будет очень трудно, считает президент агрохолдинга «ЭКО-культура» Александр Рудаков. По его словам, после начала спецоперации на Украине работать стало сложнее, но на сегодняшний день компании удается сохранять стабильность процессов во всех регионах присутствия, производственная программа полностью выполняется. «Как раз в эти дни в ряде наших теплиц уже началась высадка семян томатов на новый производственный цикл», — добавил он.

По словам Рудакова, главная сложность трех последних месяцев — это скачок цен абсолютно на все: семена, средства защиты растений, материалы и оборудование, транспортировку продукции. Также сказывается разрушение сложившейся системы международной транспортной логистики. «Алгоритмы взаимодействия с иностранными партнерами изменились, маршруты доставки нужной нам продукции стали длиннее и дороже, — комментирует он. — Конечно, мы прорабатываем альтернативы, ищем способы снизить риски, но найти эффективные решения в условиях неопределенности и сильного влияния внешних факторов не всегда возможно».

Еще одной проблемой для тепличной отрасли стала настройка и сервисное обслуживание импортного оборудования. Из-за санкций не могут приехать иностранные специалисты, а проведение этих работ внутренними силами требует дополнительных усилий и затрат, отметил Рудаков. Тем не менее в этом году «ЭКО-культура» планирует запуск новых тепличных площадей и рассчитывает на рост производства.

 

Растениеводство на пике

В середине мая президент Владимир Путин на совещании по экономическим вопросам сказал, что в этом году в России ожидается хороший урожай зерна, по предварительным оценкам, он может составить 130 млн т, в том числе 87 млн т пшеницы. «Если так произойдет, а мы будем рассчитывать именно на это, то это станет рекордом за всю историю России, — подчеркнул глава государства. — Это позволит не только с запасом обеспечить внутренние потребности, но и нарастить поставки на глобальный рынок для наших партнеров, что очень важно для мировых продовольственных рынков».

Рекордный урожай зерна был собран в 2017 году — 135,5 млн т, сейчас возможен рекорд по пшенице, допускают отраслевые аналитики. Так, аналитический центр «СовЭкон» 19 мая повысил прогноз валового сбора агрокультуры на 1,2 млн т (до 88,6 млн т) на фоне отличного состояния озимых посевов и увеличения площадей под яровой пшеницей. Учитывая прогноз погоды на ближайшие недели, аналитики не исключали возможность дальнейшего повышения оценки урожая. ИКАР тогда же оценивал потенциал урожая зерна на уровне 130,5 млн т, в том числе около 85 млн т пшеницы. Аналитическая компания «ПроЗерно» прогнозировала валовой сбор в 130 млн т, включая 84 млн т пшеницы. «Озимые развиваются хорошо, поэтому, скорее всего, я буду повышать свою оценку производства», — уточнял гендиректор «ПроЗерна» Владимир Петриченко. Аналитический центр «Русагротранса» в мае повысил прогноз урожая зерна в 2022 году со 132 млн т до более чем 133 млн т, в том числе оценка валового сбора пшеницы была увеличена на 1,3 млн т до 86 млн т. При условии достаточности осадков в следующие два месяца производство пшеницы может достигнуть рекордных 88,5 млн т. 

В текущем сезоне с погодой нам везет, соглашается Злочевский: озимые перезимовали отлично, в мае их состояние было прекрасным, а значит, фундамент для хорошего урожая заложен. Правда, он обращает внимание, что правительство рассчитывает на рекордные показатели по сбору пшеницы, исходя из посевных площадей. «Минсельхоз заявляет, что озимыми было засеяно 19 млн га, но у РЗС есть сомнения на этот счет: мы полагаем, что площади были несколько меньше, — говорит глава Союза. — К тому же в этом сезоне сев нельзя назвать технологичным, и если бы не везение с погодой, то, наверное, урожайность относительно прошлого года могла снизиться: неблагоприятные погодные условия дают существенные потери, а технологии позволяют от них защищаться». Тем не менее, по мнению Злочевского, в любом случае растениеводческий сектор, особенно зерновой, чувствует себя гораздо лучше, чем животноводство, где есть проблемы с поставками аминокислот, кормовых добавок и прочих компонентов.

Растениеводство определенно находится на пике благодаря рекордным ценам на мировых рынках, отмечает Дальнов. «Обычно после такого выраженного роста происходит коррекция цен вниз. Но из-за накапливающихся форс-мажоров снижение может задержаться и не произойти в наступающем сезоне 2022/23 (до весны следующего года)», — допускает он. При этом в мае погодные условия были благоприятными для ведения сельского хозяйства, что позволяет рассчитывать на хорошую урожайность всех агрокультур, соглашался эксперт.

Лидер отсеялся нормально

Подготовка и ход посевной кампании 2022 года в холдинге «Продимекс», одном из крупнейших землевладельцев в стране, велись в плановом режиме. Агропредприятия группы компаний на всех этапах в полном объеме были обеспечены всем необходимым: семенами, удобрениями, средствами защиты растений, топливом, запчастями для сельхозтехники и др., рассказывает представитель компании. К середине мая все хозяйства агрохолдинга в Центрально-Черноземной зоне завершили сев яровых зерновых и основной стратегической агрокультуры — сахарной свеклы.

«Агропредприятия “Продимекса” провели посевную в оптимальные сроки, несмотря на непростые погодные условия: в некоторых регионах поздно сошел снег, и сеять начали на неделю позже, чем в прошлом году, — говорит представитель компании. — Сев задерживали и обильные дожди. В мае в Центрально-Черноземном регионе наблюдались заморозки и сильные ветры, но на всходы сахарной свеклы они не повлияли. Несмотря на незначительное снижение темпов сева в конце апреля, в целом погодные условия не оказали негативного влияния на ход посевной кампании, агротехнические сроки выдерживались».

Среди драйверов — молоко и индейка

Потребление мяса сейчас в целом на рекордном уровне, и рынок близок к насыщению, оценивает Дальнов, поэтому здесь осталось очень мало возможностей для замещения импорта. Дальнейший рост потребления возможен, но может сопровождаться усилением конкуренции и повышением концентрации бизнеса — уходом с рынка малоэффективных игроков. Производителям свинины и бройлера предстоит научиться балансировать рынок за счет экспорта и периодического снижения производства. Цены на мясо в ближайшие годы могут стагнировать, допускает эксперт. «Возможным исключением является индейководство, где сохраняются неудовлетворенный внутренний спрос и хорошие условия для экспорта продукции, — продолжает он. — В ближайший год на мировом рынке может образоваться дефицит из-за распространения гриппа птиц в производящих индейку регионах США и Франции».

По итогам года производство свинины в России может увеличиться на 5 %, прогнозирует гендиректор Национального союза свиноводов Юрий Ковалев. Согласно Росстату, в январе — марте производство свиней на убой во всех хозяйствах увеличилось на 4,3 %, до 1,3 млн т в живом весе. Прирост в сельхозорганизациях составил 5,8 %, до 1,2 млн т. В 2022 году пандемия остается фоном, однако некоторые тенденции, которые сформировались в 2020—2021 годах, все еще актуальны, отмечает Ковалев. Сюда входит и повышенный спрос, в том числе на продукцию свиноводства, в связи с отсутствием массового туризма. Однако этот спрос хоть и выше, чем в допандемийный период, но не больше, чем в прошлом и позапрошлом годах. «Единственный способ в период растущего спроса избежать серьезного повышения цен — увеличение производства, что сейчас и происходит», — подчеркивает он.

По мнению Ковалева, сейчас, наверное, ни один сектор АПК не чувствует себя комфортно, в том числе свиноводство. «Основная задача производителей — как можно быстрее адаптироваться к новым условиям, приспособиться к новым вариантам, когда приходится резко увеличивать запасы, даже несмотря на цены, приходится выбирать новые логистические маршруты, — комментирует он. — При этом по мере усиления санкционного режима могут возникать новые проблемы — логистические, платежные, может быть давление на иностранные компании, которые не собирались прекращать работу с Россией. Однако свиноводство в этом плане в меньшей степени зависит от импортных поставок, чем некоторые другие отрасли, и пока демонстрирует позитивную динамику».

На рынке молочных продуктов также сохраняются возможности для наращивания потребления и сокращения импорта, продолжает Дальнов. «По нашим оценкам, в первую очередь будет увеличиваться потребление молокоемких продуктов, таких как сыр и сливочное масло. Рост доли отечественных сыров в ассортименте требует более качественного молока, а значит, средняя цена молока-сырья, скорее всего, продолжит повышаться, — рассуждает Дальнов. — Экспорт биржевых (долго хранящихся) молочных продуктов может постепенно возрастать: мировой спрос увеличивается по мере “вестернизации” потребления в африканских и азиатских странах».

Рынок говядины в своей большей части зависит от молочного рынка — основными поставщиками данного вида мяса остаются производители молока, отмечает руководитель ЦОЭ РСХБ. Рост эффективности (увеличение надоев) будет вести к стагнации предложения. «Продукция немногих компаний, специализирующихся на мясном скотоводстве, останется востребованной и внутри страны, и за рубежом, — прогнозирует он. — Спрос на говядину внутри страны будет ограничен наличием относительно дешевой свинины и курицы».

Наиболее стабильным сегментом, по оценке Дальнова, остается рынок столовых яиц, где производство примерно равно потреблению. «Яйца — один из самых доступных источников животного белка, — напоминает он. — Спрос сохраняется на высоком уровне, ежегодный прирост производства составляет доли процента, цены растут незначительными темпами — ниже темпов индексации пенсий и повышения зарплат».

Таким образом, наиболее вероятными драйверами роста АПК в ближайшие годы являются индейководы и производители молочных продуктов, резюмирует Дальнов. А на рынках свинины и бройлера, которые переходят из стадии роста в стадию зрелости, какое-то время может наблюдаться ценовая волатильность.

Группа «Черкизово», крупнейший в России производитель мяса, успешно справляется с новыми вызовами, к которым ей позволяют оперативно адаптироваться налаженные бизнес-процессы, говорит руководитель инновационного аналитического центра компании Рустам Хафизов. Конечно, как и многим другим игрокам, агрохолдингу приходится преодолевать трудности, связанные с прекращением деятельности некоторых иностранных поставщиков, логистические цепочки увеличились и, соответственно, сроки поставки — тоже. «Однако мы ведем работу по налаживанию связей с новыми контрагентами, работающими через страны, которые не вводили санкции в отношении России, — делится Хафизов. — Активно идет работа и в рамках импортозамещения. Мы стараемся использовать все каналы коммуникации для оперативного сотрудничества с новыми поставщиками».

Так, например, компании удалось найти альтернативы компонентам кормов из ЕС. По словам Хафизова, часть из них уже согласована, часть ожидает проведения тестов. По витаминам и вакцинам также найдены многие альтернативы, которые проходят тестирование в лабораториях Научно-испытательного центра группы. «Поиск аналогов оборудования еще не завершен, но некоторые позиции уже закрыты или российскими поставщиками, или с помощью поставок из Китая или Турции», — добавляет аналитик.

«Молвест» делает все возможное, чтобы преодолеть трудности. «Вызовов действительно много. Мы испытываем на себе рост стоимости ингредиентов, ограничения поставок упаковки. Из-за блокировки портов есть трудности с экспортом, — рассказывает гендиректор компании Анатолий Лосев. — Санкции повлекли за собой проблемы с банковской системой. Расчеты с клиентами в КНР мы постепенно переводим в юани». Часть упаковки компания планирует заменить другими форматами, в первую очередь перейдет на пластик, для этого сделаны определенные инвестиции в замену некоторых картонных упаковочных линий. «Пока проблем с упаковкой у нас нет, основные риски мы преодолели. Часть счетов мы открыли в банках, не попавших под санкции, создали запасы упаковки и запчастей, позволяющие обеспечить несколько месяцев устойчивой работы», — комментирует топ-менеджер.

Что касается перспектив роста, то здесь сложно делать прогнозы, признает Лосев. Так, объемы переработки цельномолочной продукции в целом в ближайшие полгода останутся стабильными, считает он, но все будет зависеть от покупательской способности. В случае массового закрытия предприятий международных компаний неизбежен рост безработицы, и может сработать «эффект домино». Объем переработки сухих молочных ингредиентов «Молвест» намерен увеличить на 20 %.

«Экспорт будет расти, но низкий курс доллара, к сожалению, не позволяет нам говорить о серьезной прибыли от международных контрактов, — сожалеет он. — Несмотря на то что, например, сухое молоко на том же рынке Азии подорожало, в пересчете на рубли эта цена составляет около 230 руб./кг, в то время как в конце 2021-го она равнялась 262 руб./кг. Добавляем сюда рост себестоимости и проблемы с логистикой и получаем совсем некомфортные условия для поставок за рубеж». 

Цель по росту — минимум 3 % в год

В начале апреля на совещании по сельскому хозяйству и пищевой промышленности Владимир Путин сказал, что в ближайшие годы отечественное сельское хозяйство, производство продуктов питания и обеспечивающие отрасли промышленности должны выйти на опережающие темпы роста — выше 3 % в год. По словам главы государства, необходимо увеличить выпуск и поставку на внутренний рынок качественных, доступных по цене продуктов питания — это ключевая задача на 2022 год. При этом стратегически важно сокращать зависимость отечественного АПК от импортных закупок по всей цепочке от поля до прилавка, подчеркнул президент.

Традиционно растениеводство развивается гораздо более быстрыми темпами, чем животноводство. То есть для того, чтобы выйти на среднегодовой рост 3 %, животноводство должно прибавлять 1,5-2 %, а растениеводство — 4,5-5 %, оценивает Злочевский. «Достичь таких темпов для растениеводов было бы вполне реально, если бы не политика государства, в частности различные механизмы регулирования цен, — комментирует он. — На данный момент это уже оказывает достаточно мощное давление на отрасль и не дает ей расти. В растениеводстве сейчас скорее наблюдается стагнация, чем рост, поскольку инвестиций нет, денег у бизнеса нет — их вынули через пошлинные ограничения, запреты на экспорт, разорвали внутренние цены на растениеводческую продукцию с мировым рынком». Все это приводит к потере мотивации для инвестиций, резюмирует глава РЗС. А ведь некоторые сектора АПК растут гораздо медленнее, чем растениеводство, например выпуск говядины, где производственный цикл очень длинный. Соответственно, задача, которую поставил президент, при условии сохранения нынешней политики в принципе невыполнима, делает вывод Злочевский. «Для ее реализации нужно менять политику и подходы либо отказываться от этой задачи вовсе», — добавляет он.

Дальнов, напротив, считает цель по динамике АПК на 3 % вполне достижимой. Отрасль может расти благодаря удовлетворению увеличивающегося в отдельных сегментах внутреннего спроса. В среднесрочной и долгосрочной перспективе отличные возможности прослеживаются у всех экспортоориентированных отраслей, поясняет он. «Мировой спрос на продукты питания постоянно повышается: продолжает увеличиваться численность населения и его покупательская способность. А вот мировое производство (предложение) в ряде сегментов стагнирует, —рассказывает Дальнов. — Кроме того, по прогнозам климатологов, вероятность неурожаев из-за экстремальных погодных условий будет постоянно повышаться. Россия с ее рассредоточенным по различным регионам и климатическим зонам сельским хозяйством получит дополнительные возможности для наращивания своей доли на внешних рынках продовольствия».

В этом году отрасль вполне может прибавить, однако уже в 2023-м динамика под вопросом, считает Селезнева. По ее оценке, на рост агросектора будут влиять два основных фактора: необходимость замещения недоступных импортных средств производства аналогами из других стран либо отечественными и рынки сбыта. «Говорить о росте платежеспособного спроса внутри страны пока не приходится, поэтому особенно важным является вопрос, смогут ли российские производители перенаправить свои экспортные потоки, — отмечает она. — Здесь могут быть как сложности с самим выходом на новые рынки, так и логистические/инфраструктурные ограничения. Так, например, зерновая логистика в основном настроена на черноморский бассейн, перенаправить поток в Китай в таком же объеме даже при наличии спроса будет затруднительно». При этом игрокам, не имеющим экспортных доходов, сейчас будет сложнее, поскольку повышение затрат можно компенсировать за счет роста цен на поставляемое за рубеж продовольствие, но сложнее «переложить» на потребителя внутри страны, добавляет Селезнева.

Злочевский обращает внимание, что в нынешних условиях сложно говорить о выстраивании предприятиями АПК во всех секторах каких-либо стратегий и бизнес-планов, так как деньги стали недоступны, а предсказуемости нет. «Мы уже видим резкое снижение инвестиций в аграрную отрасль. Эта тенденция отразится в статистике 2023 года по производству продукции АПК», — уверен он.

Бизнес-стратегии сегодня должны основываться на принятии краткосрочных решений в силу непредсказуемости дальнейших сценариев развития политической и экономической ситуации, считает Дмитрий Рылько. Кроме того, важно решать вопросы логистики, выстраивать новые цепочки поставок, добавляет он.

По мнению Корягиной, упаковка и логистика — самые болевые, но и самые перспективные точки экономики предприятий. Хозяйства научились хорошо производить сельхозпродукцию, следующий шаг по цепочке создания стоимости — стараться продавать не просто сельхозпродукцию, а продукт, максимально приближенный к конечному потребителю. Однако это требует больших вложений, причем не только финансовых, но и управленческих. «Но это и другие деньги. Здесь стоит вспомнить мировой опыт сельхозкооперации: не каждое хозяйство имеет возможность выйти со своей продукцией на конечный рынок, но, объединившись в той или иной форме с другими игроками, они получают возможность продавить рынок совместными усилиями», — говорит она.

Универсального ответа на вопрос, как сейчас корректировать бизнес-стратегии, не существует, уверена Селезнева. «Можно обозначить основные моменты, которые стоит принимать во внимание: поиск поставщиков и рынков сбыта в “дружественных” странах; переориентация инвестиций с расширения производственных площадок на импортозамещающие проекты (например, селекционно-гибридные центры в животноводстве и растениеводстве); поиск отечественных аналогов техники, ПО и т. д.; активная работа по снижению себестоимости и повышению эффективности производства», — перечисляет она. Кроме того, при выстраивании своих стратегий компании АПК обязательно должны учитывать общегосударственные задачи, такие как недопущение роста цен на продовольствие внутри страны и обеспечение продовольственной безопасности, в противном случае бизнес-стратегия может быть нереализуема в условиях активного государственного регулирования отрасли, обращает внимание эксперт.

Правда, рост стоимости заемных средств снизит их доступность и уменьшит рентабельность капитальных инвестиций, а также удлинит срок окупаемости, обращает внимание Буйлакова. Таким образом, производители могут отложить планы по расширению производства, что может оказать негативное влияние на долгосрочные темпы роста АПК, считает она.

В нынешней ситуации что-либо прогнозировать, конечно, очень сложно: слишком большая неопределенность, постоянно появляются новые вводные, которые зачастую противоречат друг другу, комментирует Хафизов. «Сейчас приходится чаще обсуждать планы и более оперативно их корректировать. Долгосрочное прогнозирование представляется бесполезным», — добавляет он.

При этом, кроме новых вызовов, остаются актуальными и те, которые традиционно стоят перед компаниями агросектора, обращает внимание аналитик. «В животноводстве сохраняется сложная эпизоотическая ситуация, в растениеводстве возможны засухи, которые могут повлиять на количество урожая. В числе других факторов — продолжающийся рост себестоимости по основным статьям затрат и дефицит кадров, — рассказывает Хафизов. — Западные санкции, разумеется, добавляют сложностей, с которыми приходится сталкиваться российским агрохолдингам. Тем не менее группа “Черкизово” продолжает вести инвестиционную деятельность, заключать новые сделки. Последней стала покупка у финской Atria компании “Сибилла Рус” — бизнеса быстрого питания, работающего в формате shop in shop на заправках и в местах проведения досуга».

Говорить о перспективах роста в условиях постоянно меняющихся вводных сложно, соглашается Лосев. В данный момент основная цель «Молвеста» — обеспечить устойчивую работу предприятий с сохранением трудового коллектива на ближайшие месяцы. «Надеемся, что ситуация все же изменится в лучшую сторону», — заключает он.

Эксперты предсказали снижение ключевой ставки до 10% (источник: портал РБК / https://www.rbc.ru/)

Эксперты ждут снижения ключевой ставки на этой неделе до 10%, но допускают и более радикальные действия. С одной стороны, ЦБ нужно стимулировать спрос и кредитование, с другой — резкое смягчение может привести к ускорению инфляции

Спустя две недели после внепланового снижения ставки с 14 до 11% Банк России может продолжить смягчение денежно-кредитной политики, считают эксперты, чьи прогнозы изучил РБК. Большинство из них ожидают снижения ставки на один процентный пункт — до 10%, но высокой остается и вероятность снижения ставки на 1,5–2 п.п. — до 9–9,5% годовых.

Что будет влиять на решение ЦБ

Основными драйверами снижения остаются замедляющаяся инфляция, сильный рубль и снижение темпов кредитования. По данным Росстата, на неделе с 21 по 27 мая инфляция в России составила 0% против дефляции 0,02%, зафиксированной неделей ранее. Для сравнения: на пике в начале марта недельный рост цен превышал 2%. В годовом выражении в последнюю неделю мая инфляция замедлилась с 17,5 до 17,35%.

На фоне снижения темпов роста цен прогнозы по итоговой инфляции за 2022 год улучшили и аналитики, которых в июне опросил ЦБ. Они полагают, что годовая инфляция составит 17%, хотя ранее считали, что цены вырастут на 22%. Замедления инфляции до целевых 4% участники опроса ожидают к 2025 году, в то время как Банк России прогнозирует возвращение к цели в 2024-м.

По ожиданиям самого регулятора, инфляция в России по итогам года может достичь 18–23%. Но этот прогноз составлялся в апреле. В июне совет директоров планировал обсудить пересмотр этого диапазона, сообщала глава ЦБ Эльвира Набиуллина на встрече с руководством кредитных организаций, организованной Ассоциацией банков России.

Одновременно остается сильным рубль, что невыгодно российскому бюджету и экспортерам, отмечает главный аналитик Совкомбанка Михаил Васильев. После внепланового, но заранее анонсированного снижения ставки 26 мая курс доллара в моменте превышал 66 руб., курс евро — 70 руб., но затем курсы валют снова вернулись к уровням около 60 и 65 руб. соответственно. «Снижение ключевой ставки должно сыграть против рубля, однако это уже заложено в ожиданиях рынка», — считает директор департамента операций на финансовых рынках банка «Русский стандарт» Максим Тимошенко.

Снижение ключевой ставки поможет перезапустить рыночное кредитование как в потребительском, так и в корпоративном секторе, отмечает Васильев. О потребности экономики в кредитных средствах пишет и старший стратег по долговому рынку SberCIB Игорь Рапохин. Околонулевой рост цен, крепкий рубль, снижение инфляционных ожиданий населения и бизнеса до показателей 2021 года позволят беспрепятственно вернуть ключевую ставку к уровням начала февраля в самое ближайшее время, полагает он.

Когда ключевая ставка перестанет быть двузначной

Однозначной ключевая ставка ЦБ была с начала апреля 2017 года до конца февраля 2022-го, когда ставку внепланово увеличили с 9,5 до 20% годовых на фоне обвала рынков, санкций в отношении крупнейших российских банков и заморозки валютных резервов регулятора.

Рапохин считает высокой вероятность того, что ЦБ перейдет в область однозначных ставок уже 10 июня и предпримет шаг смягчения сразу на 2 п.п. Снижение ставки до 9–9,5% допускает и начальник управления информационно-аналитического контента «БКС Мир инвестиций» Василий Карпунин. «Хотя такой прогноз вряд ли будет консенсусом», — продолжает эксперт. Подобное снижение, по его мнению, выглядит слишком быстрым. Карпунин напоминает, что в 2014 году, после экстренного повышения ставки до 17%, на возвращение показателя к исходным позициям (10,5%) потребовалось полтора года.

Директор по инвестициям ИК «Локо-Инвест» Дмитрий Полевой ожидает в июне двузначную (10%) ключевую ставку. Он обращает внимание, что обновленный макроэкономический опрос ЦБ допускает ставку на уровне 8% к декабрю. После июньского заседания «начнет проявляться реальная инфляционная и экономическая картина, которая и определит действия ЦБ», пишет Полевой в обзоре. «Пока все идет по довольно оптимистичному сценарию, и основной риск — слишком раннее/сильное снижение ставки летом и ускорение инфляции во второй половине 2022 года (что мы видели в 2021-м) из-за глобальных тенденций, роста цен производителей, дефицита и удорожания импорта (даже при крепком рубле)», — отмечает он.

Аналитики Росбанка считают снижение ключевой ставки более чем на 1 п.п. избыточным. «Во-первых, инфляция в мае замедлилась, но это может быть временным явлением, связанным с падением спроса и коррекцией избыточных ценовых ожиданий поставщиков и производителей после мартовского шока», — объясняют они в обзоре. Во-вторых, кроме процентного стимулирования спроса есть еще и бюджетное, к которому относятся индексация пенсий неработающим пенсионерам (на 8,6% с 1 апреля, на 10% с 1 июня) и запланированная индексация МРОТ и других соцвыплат.

«С точки зрения монетарного регулятора, подобные расходы должны как минимум на время привести к повышению внимания в отношении инфляционных процессов и динамики спроса. Особенно в контексте того, что медианная инфляция (без учета плодоовощной продукции и регулируемых тарифов) в недельной статистике Росстата перестала снижаться от уровней конца 2021-го — начала 2022 года», — отмечают в Росбанке.

Сев сои в Приморье завершат к 15 июня (источник: портал Зерно Он-Лайн / https://www.zol.ru/)

В Приморье закончат сев сои в положенные агротехнические сроки сообщает собкор «КазахЗерно.kz» со ссылкой на Минсельхоз края. По расчетам приморских специалистов, одну из основная агрокультур региона посеют до 15 июня.

По состоянию на 3 июня соя размещена на 66% запланированных площадей: ей занято почти 196 тыс. га. Большую часть (порядка 77 тыс. га) засеяли аграрии трех районов.

Соя – ключевая экспортоориентированная сельхозкультура Приморского края. По данным регионального Минсельхоза, в 2020 году экспортные отгрузки сои (свыше 520 тысяч тонн) принесли краевым сельхозпроизводителям свыше 191 млн долларов.

По итогам 2021/22 МГ рост экспорта подсолнечного масла из Казахстана составит более 50% - НАПМК (источник: портал OilWorld.ru / https://www.oilworld.ru/)

В Республике Казахстан наблюдается рост производства подсолнечного масла и высокобелкового корма, такого как подсолнечный шрот и жмых. Увеличение загрузки мощностей перерабатывающих предприятий повлек за собой ряд положительных моментов, в том числе и снижение цен на подсолнечный шрот/жмых, которые, в свою очередь, являются одними из основных кормов в птицеводстве и животноводстве.

По словам председателя Национальной ассоциации переработчиков масличных культур Ядыкара Ибрагимова, снижение цен на подсолнечный шрот и жмых за первое полугодие текущего года в размере 9-19% послужит хорошим подспорьем для сдерживания стоимости на продукты отечественного производства первой необходимости, такие как мясо птицы, яйца, мясную и молочную продукцию. Также он отметил, что цены на подсолнечное масло на внутреннем рынке удается держать не выше уровня прошлого года благодаря введенным ограничениям на вывоз семян подсолнечника, которые вступили в силу с 1 сентября 2021 г. и продолжатся до 1 июля текущего года с дальнейшей пролонгацией до 1 октября 2022 г.

На фоне увеличения производства набирает обороты и экспорт подсолнечного масла, который за 9 месяцев сезона-2021/22 увеличился на более чем 60% по сравнению с аналогичным периодом прошлого сезона.

По оценке Национальной Ассоциации, по итогам 2021/22 МГ увеличение экспорта подсолнечного масла относительно 2020/21 МГ составит более 50%.

«Мы движемся в правильном направлении. Казахстан имеет большой потенциал в наращивание экспорта переработанной продукции, в частности, растительных масел и высокобелковых кормов, благодаря своему географическому положению и плодородным землям, для возделывания которых выделяются немалые субсидии государством. Достаточно вспомнить проект Национального плана развития, согласно которому экспорт не сырьевых товаров должен увеличиться в два раза до 2025 года, о котором неоднократно в своих обращениях говорил президент страны К.Ж. Токаев. Внутренний рынок Казахстана не потребляет столько нерафинированного масла сколько производит, а производственные мощности позволяют переработать гораздо больше выращенного в нашей стране сырья, поэтому необходимо увеличивать производство масличных культур и наращивать экспорт готовой продукции, ведь это гораздо выгодней государству нежели продавать сырьё за границу», - прокомментировал Я. Ибрагимов.

В Бразилии темпы продаж сои старого и нового урожая ниже прошлогодних (источник: портал АПК-Информ / https://www.apk-inform.com/)

Согласно данным Safras&Mercado, по состоянию на 3 июня аграриями Бразилии продано 65,9% от общего урожая сои 2021/22 МГ, тогда как на указанную дату предыдущего года объем продаж старого урожая оценивался в 75,6%, а в среднем за последние 5 лет – 71, 5%.

Эксперты отмечают, что общее количество проданной сои составляет 80,61 млн тонн от ожидаемых в 2021/22 МГ 122,3 млн тонн.

Также продано 13% сои урожая-2022/23 – 19,21 млн тонн от прогнозируемых 144,7 млн тонн. За аналогичный период в прошлом году объем продаж нового урожая составлял 19,2%, а за последние 5 лет – 18,8%.

Аргентина завершает уборку сои (источник: портал АПК-Информ / https://www.apk-inform.com/)

По данным мониторинга Зерновой биржи Буэнос-Айреса, по состоянию на 31 мая соевые бобы в Аргентине были собраны с 14,69 млн га, что составляет 94% площадей от плана (+4% за неделю). Темпы сбора несколько уступают прошлогодним (97%), однако в целом соответствуют среднему значению последних 5 лет (95%).

Отмечается, что собранный объем масличной оценивается в 41,68 млн тонн при урожайности 2,84 т/га. При этом эксперты биржи благодаря большей, чем ожидалось, урожайности в центральных и северных регионах выращивания повысили прогноз производства сои в Аргентине в 2021/22 МГ на 1,3 млн тонн – до 43,3 млн тонн (в предыдущем сезоне собрано 46 млн тонн).

Кроме того, в стране продолжается сбор кукурузы: на 31 мая убрано 32% площадей от плана, или 3,21 млн га (в предыдущем году – 34%, в среднем за последние 5 лет – 42%), из которых намолочено 15,83 млн тонн при урожайности 6,86 т/га.

Также продолжается посевная пшеницы урожая-2022/23 – засеяно 14% площадей от плана (+9% за неделю) по сравнению с 11% по результатам предыдущего года и 18% – в среднем за последние 5 лет.

Как отмечается, из-за дефицита почвенной влаги в северных регионах страны и отсутствия дождей в краткосрочной перспективе эксперты ожидают сокращения посевной площади зерновой до 6,5 млн га против засеянных в 2021/22 МГ 6,7 млн га.

Египет проводит тендеры на закупку растительных масел (источник: портал АПК-Информ / https://www.apk-inform.com/)

По информации операторов рынка, государственное агентство Египта по закупкам продовольствия GASC объявило тендер на импорт 30 тыс. тонн соевого масла и 10 тыс. тонн подсолнечного масла.

По условиям тендера, поставка масла импортеру должна проводиться в период 5-25 августа т.г. на условиях оплаты аккредитивом в течение 180 дней после заключения контракта.

Кроме этого, GASC проводит внутренний тендер на закупку 3 тыс. тонн соевого и 1 тыс. тон подсолнечного масла, на условиях поставки в период 25 июля - 15 августа.

Закрытие тендеров запланировано на 8 июня.

Фьючерсы на пальмовое масло изменили курс на снижение в пятницу. (источник: портал OilWorld.ru / https://www.oilworld.ru/)

Малайзийские фьючерсы на пальмовое масло изменили курс на снижение в пятницу, так как инвесторы зафиксировали прибыль после недавнего роста и снижения цен на соевое масло в Чикаго, хотя потери были ограничены производственными проблемами и высоким спросом.

Контракт на пальмовое масло с поставкой в ​​августе на Малайзийской бирже производных инструментов Bursa потерял к полудню 53 ринггита, или 0,82%, до 6415 ринггитов (1462,94 доллара США) за тонну. Он набрал целых 2,58% и вырос на 3,64% за последние три дня.

«Сегодняшняя утренняя сессия, кажется, является фиксацией прибыли после 4-дневного (торгового) роста, но подчеркнутая сила все еще присутствует», — сказал Рейтер трейдер из Куала-Лумпура, имея в виду опасения по поводу производства из-за нехватки рабочей силы.

Между тем, государственное агентство Малазийского совета по пальмовому маслу (MPOC) в среду понизило прогноз производства для второго по величине производителя в мире и прогнозирует, что цены останутся выше 6000 ринггитов (1367,37 долларов США) за тонну в этом году сообщает oilworld.ru.

Опасения по поводу производства в Малайзии усилились после того, как Индонезия запретила группе рабочих своих плантаций ездить в Малайзию из-за нехватки рабочей силы на пальмовых плантациях Малайзии.

По словам трейдера, спрос на биодизельное топливо в Малайзии и зарубежный спрос со стороны Индии и Китая также поддержали контрактные цены на пальмовое масло.

Экспорт продукции из пальмового масла из Малайзии в мае вырос на 20,5% до 1 329 186 тонн с 1 103 093 тонн, отгруженных в апреле, сообщила в четверг сюрвейерская компания Societe Generale de Surveillance.

Цены на соевое масло на Чикагской товарной бирже снизились на 0,2%. Даляньская товарная биржа была закрыта в пятницу в связи с праздником Праздника лодок-драконов.

Пальмовое масло может преодолеть сопротивление на уровне 6 577 ринггит за тонну и подняться в диапазоне 6 682-6 731 ринггит, сказал технический аналитик Reuters Ван Тао.

Индонезия выдала около 302 000 тонн разрешений на экспорт пальмового масла

Индонезия выдала около 302 000 тонн разрешений на экспорт пальмового масла с тех пор, как страна возобновила экспорт, заявил в воскресенье старший министр Лухут Панджайтан, заверив фермеров и экспортеров, что власти ускорят процесс выдачи разрешений.

По словам отраслевых групп и трейдеров, изменения в политике привели к бюрократии и медленной выдаче разрешений на экспорт, что помогло сохранить высокие мировые цены на пальмовое масло на фоне слабого производства в конкурирующей Малайзии.

Официальный представитель Индонезийской ассоциации пальмового масла заявил в пятницу, что ряд заводов по производству пальмового масла прекратили закупать пальмовые плоды у фермеров из-за отсутствия экспорта, в то время как фермеры жаловались, что цены на фрукты еще не восстановились до уровней, существовавших до введения запрета, после падения на около 75%.

«Ускоренные меры будут приняты, если мы почувствуем, что цены на плоды пальмового масла на уровне фермеров все еще слишком низкие», — сказал Лухут, повторив, что правительство выделяет 1 миллион тонн экспортной квоты.

Индонезия обычно экспортирует около 2,5 миллионов тонн продукции из пальмового масла в месяц.

Лухут сказал, что правительство потребует от компаний по производству пальмового масла продать эквивалент 300 000 тонн растительного масла в месяц в соответствии с DMO в течение переходного периода после возобновления экспорта.

Представитель министерства экономики Индонезии Мусдхалифа Махмуд на том же брифинге заявил, что правительство внесло коррективы в отношении экспортной пошлины, и в скором времени будет опубликовано постановление с изложением изменений. Она отказалась сообщить дальнейшие подробности.

Индонезия в настоящее время взимает максимальный сбор в размере 375 долларов США за тонну экспорта сырого пальмового масла сверх максимального экспортного налога в размере 200 долларов США за тонну. Потолок сбора был поднят в марте в целях поощрения увеличения продаж на суше.

Между тем, Лухут также сказал, что правительство проведет аудит пальмового сектора, чтобы убедиться, что такие проблемы не повторятся в будущем.

США. Трейдеры следят за переговорами об открытии украинских портов (источник: портал OilWorld.ru / https://www.oilworld.ru/)

Фьючерсы на пшеницу и кукурузу в США снизились в пятницу, поскольку трейдеры следили за дипломатическими переговорами, направленными на возобновление поставок украинского зерна, говорят аналитики.

По словам брокеров, фьючерсы на сою также снизились, так как участники рынка зафиксировали прибыль перед выходными.

Украина была в центре внимания, поскольку Организация Объединенных Наций сообщила, что на этой неделе в Москву прибыл ее глава по оказанию помощи Мартин Гриффитс, чтобы обсудить пути для экспорта зерна и других продуктов питания из черноморских портов.

«Совекон», ведущая московская консалтинговая компания в области сельского хозяйства, повысила прогноз экспорта пшеницы из России в новом маркетинговом сезоне в июле-июне до рекордного уровня сообщает Рейтер.

Тем не менее, возобновление морской торговли Украины считается критически важным для рынков зерна, особенно после того, как в прошлом месяце Индия приняла решение запретить большую часть экспорта пшеницы. По данным Международного совета по зерну, Украина была четвертым в мире экспортером кукурузы и шестым экспортером пшеницы до конфликта

«Рынок кукурузы стал очень перепроданным, но опасения по поводу возможности перемещения зерна из Украины остаются», — сказал Томм Пфитценмайер, аналитик Summit Commodity Brokerage. «Если этого не произойдет, то рынок кукурузы настроен на отскок цен» сообщает Рейтер.

Наиболее активные фьючерсы на пшеницу на Чикагской товарной бирже упали на 18-1/4 цента до 10,40 доллара за бушель. Кукуруза подешевела на 3-1/4 цента до 7,27 доллара за бушель, в то время как соевые бобы подешевели на 31-1/2 цента до 16,97-3/4 доллара.